Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

СЖИРАЮТ ЛИ ЛИТЕРАТУРНЫЕ КОНКУРСЫ МОЛОДЫХ АВТОРОВ?

Несмотря на название заметки, в ней скорее содержится неплохое описание ситуации в книжной сфере вообще; не только в книгоиздательской, а и в сетевой. В принципе, сказано то самое, что когда-то говорилось в этой жежешке и мной, и многими обсуждающими, но сведено все вместе и высказано кратко. В том числе есть и несколько слов о литературных конкурсах; собсно говоря, сказанное полностью отражает ту причину, по которой я в них никогда не участвовала и не буду.
Интересная заметка, в общем. Спасибо френду dir_for_live за наводку.

*****

Во-первых, расскажу о своем опыте. Начинал я не с рассказов, а с романов. Рассказы писал немного — для того, чтобы поупражнять мозг. И только найдя в сети Грелку и другие конкурсы, я стал писать больше. По молодости мне казалось, что количество рассказов имеет значение, повышает шансы на победу. Я очень хотел победить. Мне казалось, для победы надо придумать что-то эдакое, всех поразить. Что-то оригинальное. Я играл с переменным успехом года три, пока не понял, что прежде чем вообще писать — надо сперва многому научиться. Литература это очень глубокое, развитое искусство, и каждому автору нужно получить серьезное образование, если он хочет добиться чего-то. Я стал играть лучше, более стабильно поднимался в топы, но одновременно приходило понимание: большинство участников конкурсов практикуют не творчество, а странную форму самовыражения, плюс используют их как возможность пообщаться, пофлудить. Читая группы, приходится лопатить тонны шлака, да и в финале тоже. Огромное количество времени улетает просто в трубу. Я стал отходить от конкурсов и теперь только изредка играю в Грелочку — воспринимая ее как форму интеллектуального досуга.

Итак, примерно первые два-три года я просто играл во всех подряд конкурсах, получая яркие эмоции; затем года четыре писал более вдумчиво и редко, стараясь использовать полученные знания; наконец осталась одна Грелка, как развлечение. То есть лет семь-восемь на это ушло. Крупные вещи я пытался писать параллельно — но, только завязав с конкурсами, смог в них как следует погрузиться. Понятное дело, наложились еще всякие личные проблемы и заботы, которые у всех бывают — и они затянули этот процесс.

Дали мне конкурсы что-то, кроме эмоций и общения? Нет. Не припомню критических отзывов, из которых почерпнул что-то полезное. Может быть — «битье автора ногами в подворотне» научило спокойно относиться к критике? Пожалуй, да. Но это «битье» даже близко не стоит с тем, как могут отмутузить (или наоборот похвалить) твое творение читатели, когда у тебя выйдет собственный роман. Возможность публикаций? Их и так полно всегда было: журналы и сборники печатают паршивенькие рассказы глупых МТА — только в путь. Не надо быть великим победителем конкурсов, чтобы издаться. Занятие высоких мест позволило поверить в свои силы? Ну, в общем, да — но я и так в свои силы всегда верил. И что получается в сухом остатке? На игры ушли годы, лет восемь, наверное — и все что я получил взамен, это эмоции и общение. Кстати, это тоже само по себе прекрасно. Но то ли, что нужно для формирующегося автора?

Я некоторое время изучаю эволюционную психологию, особенности массового поведения людей и других животных, и вижу, что к литконкурсам можно тоже подойти с этой меркой. Один из важнейших принципов существования белковой жизни: когда на каком-то пространстве возникает перенаселение, включаются механизмы регулирования численности. Люди начинают меньше рожать и больше убивать, к примеру. Кто-то практикует целибат, чайлдфри, однополую любовь, кто-то бухает и колется. В условной деревне люди множатся и мирно возделывают землю. В крупных городах больше умирает, нежели рождается. В животном мире есть похожие механизмы. Там редка такая сильная внутривидовая агрессия, как у нас. А когда в небольшом ареале собирается большое количество представителей одного вида, они начинают заниматься различными формами общения, обмениваются своими примитивными эмоциями. Вместо того чтобы увеличивать популяцию. И их численность падает.

Что такое литературный труд? Это информационный обмен между высокоразвитыми животными. Один разум производит истории и передает их другим разумам для их удовольствия и стимуляции мыслительной деятельности. Пока разумов-доноров мало, а разумов-потребителей много — все хорошо. Доноры производят романы и рассказы, потребители их читают и в обмен дают а) материальное вознаграждение б) критические отзывы в) нематериальную благодарность автору в виде признания и т.п. Но вот разумов-доноров становится все больше, информационные потоки увеличиваются. Доноры образуют сеть (спасибо интернету, который помогает их связать), изобретают такие формы, где интеллектуальный продукт производится все быстрее и доставляется все большему количеству участников обмена. Доноры выступают одновременно и потребителями. Цепь замыкается. Яркие эмоции заставляют вновь и вновь возвращаться к этому занятию. В то же время качество самого продукта быстро ухудшается, потому что в такой большой массе требования создателей продукта к самим себе неминуемо снижаются. Обучение, развитие, поиск нового — ничего этого не нужно чтобы включиться в открытую для всех цепь и стать участником обмена.

Когда Рваная Грелка только появилась, в нее играли в основном состоявшиеся авторы. В первые несколько лет (2002-2005) она стремительно росла по количеству участников и породила массу других конкурсов грелочного типа. Естественно, за яркими эмоциями приходило все большее количество совершенно не готовых к нормальному творчеству людей, качество сильно упало. Создатель Грелки Вадим Нестеров понял, что происходит — и отказался от ведения конкурса; конкурсом занялись другие арбитры, появилась автоматизированная площадка. Сейчас стабильно играют полторы-две сотни человек (поправьте, если ошибаюсь), и большинство давно друг друга знают. Грелка стала площадкой для интеллектуального общения. Другие конкурсы грелочного типа стагнировали или исчезли. Снизился и поток МТА, приходящих в фантастику. Эмоции уже не те. Вместо конкурсных работ авторы стали выдавать низкокачественный инфопродукт про попаданцев и магические академии, издавая по 5-10 романов в год. Какой из этого вывод? Информационное поле изменилось. Нужно смотреть, как оно будет себя вести. Ждали «шестую волну», а получили «девятый вал». Многие в нем и утонули. Популяция стала сокращаться. Посмотрите, чем заняты многие из знаменитых в прошлом призеров и победителей литконкурсов. В своих блогах они говорят о чем угодно, но не о литературе. Кстати, блоги тоже оттянули от литературы много потенциальных авторов — там читательская реакция на инфопродукт поступает мгновенно, да еще и фиксируется в виде лайков и репостов.

Это важно: первопричиной проблемы («загубленные юные авторы») стали не конкурсы, а перенасыщение инфопространства, в том числе с помощью интернета. Слишком много разумов-доноров, которым дали «трибуну». А конкурсы сами по себе это не беда, это форма коллективного общения. Такой Грелку когда-то задумывали ее создатели. И некоторым людям конкурсы нисколько не помешали успешно писать и издаваться, хотя на фоне мутного «девятого вала» о приключениях попаданцев творчество этих авторов иногда и непросто разглядеть.

PS. Подчеркиваю: написанное мной выше не содержит никаких оценок и никаких советов. Если у кого-то из авторов что-то не получается по жизни, обвинять во всем внешние силы, конкурсы, масонов и инопланетян не нужно. Есть некие явления в нашей действительности и я попытался их описать, вот и все.

(Николай Желунов)
Tags: литература
Subscribe
promo congregatio march 17, 2020 09:00 187
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. Будет ли допечатка "Стези…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments