Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

Курт Гессе и все-все-все, полная подборка, часть пятая

485.   
Курта, конечно, может обидеть каждый… но не каждый успеет извиниться!


486. 
– Курт, на тебя Керн опять жаловался.
– Ланц, за что?! Я ж три дня в Друденхаусе не был!


487.   
Встречаются Курт и малефики.
– Добрый вечер! – поприветствовал противников воспитанный инквизитор. – Ну, и хватит о добром!



488.   
Сидят малефики и Мельхиор в засаде. Мимо идут Курт и Бруно. Один колдун предлагает:
– Давайте на них нападем!
Мельхиор хватает его и встряхивает:
– Ты что, сдурел? Их двое, а мы одни!


489.   
Вбегает к Каспару прислужник  и кричит:
– Хозяин, скорее, там Мельхиор на Курта Гессе напал!
– Сам напал – сам пусть теперь и выкручивается.


490.   
После драки:
– Да, Мельхиор этому гадскому Гессе не по зубам, а вот Гессе нашему Мельхиору по зубам... по почкам... и в печень…


491.   
Адельхайда – Курту:
– Ну ладно, давай помиримся, мы с тобой оба виноваты, особенно ты.


492.   
Курт Гессе на пиру в замке размышляет:
– Если в гостях строго соблюдать правила этикета, то уйдешь злым, голодным и трезвым...


493.   
Хауэр приехал в отпуск в Академию, а там как раз перемена, курсанты бегают… Хауэр спрашивает сопровождающего:
– Это кто?
– Это наши самые умные курсанты, будущие инквизиторы!
Хауэр недоуменно пожал плечами:
– А если такие умные – чего строем не ходят?
Идущий мимо Бруно почему-то прокричал:
– ЭВРИКА!!!


494.   
Горный лагерь Хауэра:
– Хорошо быть женщиной: знаешь, что твое место – кухня, а мужикам: страдай, ищи себя в этом большом и жестоком мире.
– Графиня фон Рихтгофен, прекратите. От ваших шуток у моих подчиненных уже комплекс неполноценности развился.


495.   
Жизнь надо прожить так, чтобы тебя помнили и сволочи.


496.   
Многие знают, что обезьяна стала человеком, когда взяла в руки палку и использовала огонь, но лишь не многим известно, что именно тогда и произошло разделение на инквизиторов и прочих.


497.   
Гадалка – Адельхайде:
– Я вижу страшную картину: завтра ваш муж умрет!
– Это я знаю. Меня интересует другое: меня поймают?


498.
Нет ничего, что не исцелялось бы со временем. И нет такой правды, которую вы не сможете найти, если затратите достаточно времени на поиск.


499.
Адельхайда:
– Одной женской слезинки достаточно, чтобы обмануть мужчину. Поистине экономично и выгодно.


500. 
Сидят за столом Бруно, Висконти и Гессе. Беседуют. Бруно говорит:
– Представляете, какой важной персоной я себя ощущаю, когда в Академии меня курсанты называют «святой отец».
Курт молча пьет пиво. Висконти:
– После того, как я стал кардиналом, меня зовут «Ваше Преосвященство». Тоже не могу привыкнуть, как это уважительно звучит.
Курт молча пьет пиво. Бруно и Антонио к нему:
– А ты чем можешь похвастаться?
Курт допил пиво:
– Когда малефики нарываются на меня, они вопят: «Боже, это вы!». И молятся. Проблема в том, что я уже привык к этому.


501.
– Александер, а, правда, что ты любого можешь победить шахматами?
– Адельхайда, не мешай мне кровь вытирать с доски!


502.
Фальшивая ведьма не заслуживает гореть на костре. Её нужно топить.


503.
Нессель решила было выйти из леса – дошла до первого же города и тут же попалась местным доморощенным охотникам на ведьм и колдунов.
–  Сжечь ведьму!
– Я не ведьма, я в Конгрегацию иду, вот разрешение…
– Ахах, а мы не умеем читать, сжечь ведьму!
Хорошо, что случайно рядом оказались Бруно и Курт – спасли. После спасения, Нессель гордо влепила Курту пощечину:
-– Ненавижу тебя, Гессе!!!
Бруно вполголоса поясняет Курту, потирающему красную щеку:
– Если женщина говорит, что ненавидит тебя – значит, любит, но ты козёл.


504.
Мельхиор хочет совсем немного – мира и покоя. Мир себе, покой Курту Гессе.


505.
–  Представьте, – Курт оживленно жестикулировал, – Вчера сижу на инструктаже с зондергруппой, смотрим последние наводки на малефиков. Показывают портрет какой-то девушки, а мне она знакома почему-то очень хорошо, и, главное, не могу вспомнить, почему!
Гессе замолк, собираясь с мыслями – вся компания выжидательно посмотрела на него.
– Говорю довольно громко: «Где-то я её уже видел. Почему-то кажется, что у неё родинка на левой ключице». И тут нам всем сообщают: «Известная ведьма, славится своим сладострастием, возможно – суккуб»… – Инквизитор вздохнул. – Никогда не было так стыдно, как в тот момент, когда в списке особых примет упомянули эту родинку…
– Дайте водички, – попросил Бруно, сползая под стол. – А, ещё лучше, молоток.
– А в глазах всех кто там был было столько злобы и зависти… – продолжил Курт.
– Der Idiot. – Высказался обычно сдержанный Александер. Бруно согласно икнул с пола.


506.
Мое везение – это результат очень тщательной подготовки...


507.
Бойцы зондергруппы тренируются, пот с них течет ручьями. Вдоль плаца ходит с Библией Хауэр и мотивирует:
– Святую книгу писали буквально про вас. Вот, например: - "Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство?"...
Кто-то из зондеров замученно бормочет:
– Я и не знал, что в Библии такие слова есть…
Второй поддерживает:
– Это что-то новое, похоже, сам придумал…
Хауэр отвешивает пинков обоим, продолжая зачитывать:
– …Нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое», но это было уже в веках, бывших прежде нас». (Еккл., 1:9-10)


508.
Разговаривают Курт и Маргарет.
Маргарет:
–  Ты меня любишь?
Курт:
– Очень люблю.
– И ты бы мог пойти на смерть ради нашей любви?
– Что ты, никогда! Наша любовь бессмертна!


509.
Грязь очень заразительна и может бросить тень на тех, кто раньше казался чистым.


510.
Ой, извини, что я сломал тебе ребра. Я хотел сломать  их в самом конце пытки.


511.
Трактир.
– Давай будем мыслить позитивно! – Бруно поставил кружки на стол. – Мы же оптимисты!
– Я – инквизитор, – хмуро поправил его Курт.
– А разница? – протянул Бруно озадаченно.
– Оптимист считает, что кружка наполовину полна, – Молот Ведьм мрачно ухмыльнулся и наполовину отпил пива. Продолжил уже с оттенком угрозы в голосе: – А я считаю, что кружкой можно бить людей.
Все присутствующие побледнели.


512.
Замок фон Герстенмайеров. Вечер званого ужина. Женская половина гостей  с печалью посматривает  на мужчин, столпившихся вокруг шахматной доски. Оттуда долетают возбужденные слова, возгласы «Конём ходи, век воли не видать!», эмоции бурлят, Гессе цинично глумится над высшим обществом….
– Мужчины думают, что они умнее нас, – тихо говорит Мария фон Хайне.
– Думают, что талантливей, удачливей, хитрее. – Подхватывает графиня фон Лауфенберг.
– Но, сиськи-то у нас, – разливает всем по бокалам Адельхайда, – поэтому они вечно будут у наших ног.



513.
Академия святого Макария, последний экзамен – творческая работа на новые методы допроса подозреваемых, не охваченные Майнцем.  Курт всегда мечтал дополнить учебник. Но почему-то именно сейчас идеи вылетели из головы, а муза (интересно, какая муза покровительствует инквизиторам в их творческой работе?), печально почёсывая нос, удалилась к другим творцам. Требовались кардинальные шаги…
– За неимением идей, – Гессе сосредоточенно почесал в затылке,  аккуратно расправил лист и обмакнул перо в чернильницу. – Нужно пилой кромсать людей!
Резюме проверочной комиссии: – «Или убьют в первом же деле или далеко пойдёт».


514.
Это был риторический вопрос, любимое оружие женщин и инквизиторов.


515.
Порой думаешь, что все хорошо, а кто-то уже роет тебе могилу.


516.
Отец Альберт:
– Только одно отличает героев от безумцев, побеждают ли они или проигрывают. Потому мне пришлось награждать Гессе и фон Вегерхофа. Хотя я бы с удовольствием устроил для них торжественную порку. Только ведь не поможет…


517.
Едут во всю прыть Курт и Бруно. Вдруг на дорогу выбегает свинья, и конь Курта её сбивает. Свинье конец, Курт, как человек честный, дает Бруно несколько талеров и говорит, чтобы тот нашел в ближайшей деревне хозяина хрюшки, извинился и отдал ему деньги. А он пока что отдохнет. Ждет Молот Ведьм своего подручного час, два, три... Наконец, тот приплелся пьяный в умат.
– Что ж ты так напился?
– Да вот положил я свинью в мешок, пошел по деревне и говорю местным: я подручный Курта Гессе, инквизитора, Молота Ведьм, мы только что убили эту свинью. И тут мне как стали все наливать...


518.
Допросный подвал. В подвал спускается Курт Гессе – в новеньком кожаном одеянии, начищенный Знак на груди, кожаные перчатки поскрипывают, идеально выбрит, благоухает кёльнской водой*, темно-русые волосы приглажены, карие глаза блестят в предвкушении…
На дыбе – ведьма, видит его и потрясенно говорит:
– Он не может быть таким идеальным!!!
Гессе произносит идеальным баритоном:
– Я реальный человек из твоих кошмаров.

/знаю, что анахронизм/


519.
– Не волнуйся, Бруно, я использую тупую сторону ножа.
– Курт!!!  Мне почему-то стало ВДВОЙНЕ СТРАШНО!!!!


520.
Ты никогда не победишь, если настолько боишься проиграть, что даже не вступаешь в битву.


521.
Беседуют два курсанта:
– А вот майстер Гессе говорит, что рост не главное! Главное – размер!
Мимо идет Бруно, услышал – развернулся как ужаленный:
– Ты что несёшь?!
– А что? Разве плохо иметь большое сердце?


522.
Отец Бенедикт распекает Франка, который пришел к нему поддатый:
– Плохо я тебя обучал! У тебя в голове только одна мысль!
– Как одна? А закусить?..


523.
– Ты дура! – рявкнул Курт на Адельхайду, стоя над трупом Люфтенхаймера и наблюдая, как графиню шатает от принятого яда.
На секунду та задумалась, что, возможно, он прав. На две секунды – что упрек яйца выеденного не стоит. Но когда его волновали её мысли?
– Зато ты влюблён в дуру! – Ответила она честно.
Наблюдать за подавившимся инквизитором, который пытался отдышаться после того, как проглотил все приготовленные для неё фразы было… забавно.


---
Взвейтесь кострами, синие ночи,
Наш эшафот еще не сколочен,
В тело еще не вогнали крюки,
Молитесь! Молитесь, еретики...
---

524.
Депрессия не признак слабости – это признак того, что вы пытались быть сильным слишком долго...


525.
– Я буду любить тебя до самой смерти! – с невыносимой нежностью шепчет Курт на ушко любимой девушке, стискивая её покрепче.
– А я вот возьму и не умру, – мило отзывается Адельхайда.
Курт глубоко вздыхает.


526.

Курт, умудрившийся вывихнуть обе лодыжки на головоломной линии препятствий, усовершенствованной зловредным Хауэром, громко и выразительно страдал в своей комнате.
Вставать с кровати было больно и влом, зондеров в казарме не было,  можно было никого не стесняться и практиковаться в народной площадной ругани разных субъектов Священной Римской Империи Германской Нации, включая североитальянский мат, почерпнутый у кардинала Сфорцы.
Тягостно ныли многострадальные руки, которые немало потрудились, втаскивая его тело в различные щели и отверстия.
Зверски болела голова, по которой саданул тяжелый маятник при выходе из «крысиной норы».
А бурчащий живот вполне целенаправленно исповедовался, как сильно он хочет перекусить.
Только болью и голодом и присущим инквизитору черным юмором можно объяснить его следующие действия:
– О, силы тьмы! – взвыл Молот Ведьм во всю мощь лёгких. – Я взываю к вам!! Услышьте меня!!! Придите ко мне!!! – голос возвышается до эпического рёва, чтобы потом упасть до нормального уровня: – И сделайте мне пожрать. И выпить. Пива.
Дверь в комнату приоткрылась. На пороге стоял смущенный Бруно с подносом.


527.
– Я инквизитор, верен принципам правосудия, и оно велит мне карать зло.
– Да тебе просто нравится бить людей. И у тебя отвратительный характер, Курт.
– Он у меня просто есть. В отличие от некоторых.


528.

Все фразы зависят от контекста. Например, как приятно услышать малефику в пыточной от инквизитора: – «Пшёл нахрен отсюда, идиот!»


529.

Около Друденхауса Курт встретил Райзе. Тот выглядел чем-то озабоченным:
– Почему этот малефик тут так долго болтается? – встревожено спросил он у Курта. – Это даже наводит на определенные подозрения…
– Это просто ветер.
Они задумчиво посмотрели на виселицу, где сильно раскачивалось тело повешенного вчера колдуна.


530.

Урок политики от фон Вегерхофа:
Даже если у трона лежат мертвые пешки, игра не закончится, пока жив король.


531.

Обожаю сплетни о себе. Какие-то люди тратят время и силы, ругая меня, а я даже не помню их имен.


532.

Отчисленный студент Герман Фельсбау регулярно пишет своему ректору, что он пошел работать в Друденхаус, и его там учат пытать людей.


533.

Кредо зондергруппы:
Я думаю о победе. Ведь выход есть из любой ситуации. Даже если мы проигрываем, есть шанс, что на последней секунде явится Георгий Победоносец.

534.

У слепой веры – злые глаза. А у Гессе напротив – добрые. Этим и страшен.

535.

Каспар:
Конечно, вы считаете нас безумными. Но хотел бы я знать… С чего вы взяли, что ваш Бог в своем уме?

536.

Если дорога, которой ты пошёл, привела тебя к тупику, то разнеси стену, стоящую перед тобой.

Автор (традиционно) grigvas
Tags: так говорил Курт Гессе
Subscribe
promo congregatio март 17, 2020 09:00 221
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. А почему книги так странно изданы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments