Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Не ракетчик

Пока нужно сразу подчеркнуть: до защиты диссертации Владимир Мединский никогда не называл себя историком. Он говорил «я журналист», «я пишу научпоп» и не делал вид, что занимается академической наукой. И в историки он переквалифицировался за полгода до защиты — примерно тогда же были опубликованы все его именно «научные» статьи.

Интервью с одним из заявителей против диссертации Мединского.

Но меня лично в этом интервью заинтересовал не столько сам Мединский, сколько одна фраза, характеризующая, как мне кажется, сложившуюся ситуацию в науке.

Кто-то в предыдущих обсуждениях задавал вопрос "а как бы еще поинтересоваться, кто эту диссертацию пропустил". Тут, конечно, можно многое ответить, высказать кучу предположений и на тему степени лояльности персоны, и на тему своевременности темы диссертации, и зависимости одобрения и критики от злобы дня, и всякого другого политического, но из все того же интервью процитирую ту самую заинтересовавшую меня фразу, которая объясняет многое не только в политико-исторической науке:

Проблема в том, что российское научное сообщество не привыкло преследовать лженауку. Для них непривычна мысль о том, что на плохую диссертацию можно подать заявление о проверке.

А ведь и правда.
Я не знаю, может, тяжкое наследие прошлого, боязнь вызвать гнев общественности и показаться "гонителем", и услышать вопли о репрессиях... Или просто лень... Но ведь есть такое. Невероятное засилье всевозможных "знатоков" от биологии, истории, физики - и при этом полное ощущение тишины в эфире со стороны ученого сообщества. Точнее, дискуссии-то идут, но максимум - идут на страницах разных изданий или в сети, и чаще между адептами, чем между собственно учеными и "учеными".

Или я ошибаюсь? Никто не в курсе, были ли примеры подачи подобных заявлений от кого-то из РАН с просьбой проверить работы вот таких "ученых"? 
Tags: околонаучное
Subscribe
promo congregatio march 17, 2020 09:00 221
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. А почему книги так странно изданы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Проблема в том, что российское научное сообщество не привыкло преследовать лженауку. Для них непривычна мысль о том, что на плохую диссертацию можно подать заявление о проверке

У меня есть два предположения, не отменяющих друг друга. Первое. В СССР имела место интеграция науки в государство, но моменты, связанные с проверкой могли нивелироваться в связи с желанием номенклатуры иметь ученые степени. Притом, что в высших эшелонах партаппарата действительно были "по совместительству" серьезные и честные исследователи, взять того же Примакова (мир его праху), ясно, что диссертация какого-нибудь председателя обкома - скорее всего просто престиж-предмет, кроме случаев, когда некий ученый продвинулся по партийной линии позже, нежели заслужил ученую степень. Впрочем, особой угрозы липовые кандидаты раньше не представляли - они не "светились" в научном сообществе и не мнили себя настоящими учеными, просто корочка грела душу и выделяла среди собратьев-неучей. Угроза - уже постперестроечного происхождения по времени. Но - желание "не связываться" и давать чиновной особи то, чего она желает, в научном сообществе сохранилось. Традиция опасаться - устойчивое явление.

Второе - реальная интеграция науки в государство существенно снизилась в то самое постперестроечное время. Притом, что формальные системные структуры, пусть и видозменившись, остались. При этом в России исторически НЕТ западной традиции автономного от государства в достаточно существенной степени ученого сообщества, университетских вольностей и .т.п., взаимодействия с государством БЕЗ соединения с ним - а само сообщество-то сформироваться уже успело. В результате новое поколение ученых не воспринимают академическо-институтско-министерскую систему как свою, и бурно дискутируя между собой в СМИ и Сети, подчас справедливо кроя не(до)учей, совершенно не желает использовать данную в ощущениях и документах систему для решения актуальных проблем чистки рядов.

В этом плане прецедент с Мединским очень важен, его следует довести до логического и(!) бюрократического завершения, крайне желательно - победного, с озалупливанием, шельмованием и прочим дизреспектом. Дабы продемонстрировать возможность для ученого сообщества играть на системном поле по системным правилам игры, способность использовать систему, пусть и несовершенную, для достижения благих для отечественной науки целей.