Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

Так говорил Курт Гессе и все остальные тож - 85

И новая подборка от grigvas!

1 декабря 1896 г. в селе Стрелковка Калужской губернии родился Георгий Константинович Жуков.


Со 120-ти летием, товарищ Маршал!

Взор Жукова! В глазах пылает пламя.
Артиллерия, пехота, РГК и РОКСов жар  -
Танковые армии неверным души правят,
Искоренят клещами прегрешений тех кошмар!
Правду помнит только боль, ересь поглотит огонь!
Стальной маршала кнут до капитуляции врагов доведут!

Да! И всё сильнее страсть, воевать и убивать,
Когда такая власть, судьбы людей спасать!
Дороги нет назад, ведь за спиной гроза
Но за такой азарт готов и жизнь отдать!

1067. Альта:
Терпеть не могу фразу «Ты же девушка». И что, что я девушка?...
У меня папа – инквизитор, мама – ведьма. Душой я вообще – кардинал Сфорца в молодости.


1068. Курт Гессе:
Возможно, лучше применить «Молот ведьм», чем потом жить под молотом ведьм…


1069. Курт Гессе:
Всю жизнь стремишься к совершенству, а потом выясняется, что тебя любят за изъяны.


1070. Курт Гессе:
Чтобы иметь время решить, нужно спасать этот мир или нет – придётся всё-таки его спасти.


1071. Курт Гессе:
Ничто не ранит больнее, чем оскорбление, содержащее в себе зерно правды.


1072. Нессель:
– Любить иных – тяжелый крест…  А Курта – так и вообще могильный.


1073. Хауэр:
Куда сложнее некрасиво выжить, чем красиво и героически умереть.


1074. Желание.
Странного человека, который завалился в «Кревинкель» аккурат под Рождество, никто не знал. Это было уже странно – чужаки в кабаке не приветствовались, а если и появлялись – то надолго не задерживались. Здесь были все свои и незнакомцев определяли влет – по повадкам, по жаргону, по акценту… Но на «рождественского гостя» никто и глазом не моргнул, хотя тот буквально напрашивался на немедленный отпор: был он в белой меховой шубе, украшенной серебряными звездами, дурацком высоком колпаке,   опять же белом, со звездой на макушке и с мешком, чем-то увесисто набитом. Еще он был рыж, словно лис, носил странный галстук в виде бабочки, а в зубах он зажимал странную изогнутую трубку, с навершием в виде обезьяньей головы. Время от времени оттуда начинал идти дымок… На что опять же никто не реагировал – будто бы диковинного человека, усиленно косившего под Рождественского Деда, вообще не существовало.
По-хозяйски осмотревшись, он щелчком пальцев привлек внимание Бюшеля, который без слов поднес ему кружку лучшего пива. При этом, выражение лица старого трактирщика было… странным – он будто бы и знавал гостя, но видел в нем кого-то другого, более знакомого, с в о е г о.
Неизвестный, мастерски лавируя между посетителями, умудрился не расплескать ни капли, добрался до свободного места за столом, где сидели уважаемые  кельнские воры.
– Как жизнь? – поинтересовался он, в очередной раз, пыхнув дымком.
Ему тут же на жёстком народном кёльше объяснили, что жизнь дерьмо, все бабы – бл…и, а Луна сделана из протухшего сыра. Магистрат зверствует, стражники требуют больше взяток, молодняк стал нарываться на "обратку", а по округе еще гуляет чума, снижая экономические обороты отдельно взятого города и тем самым подрывая благосостояние его криминальной прослойки… Гость с сочувствием покивал, потом спросил:
– Будут ли у уважаемых какие-нибудь особые пожелания?
Пожелания нашлись у Хайнриха «Мессера», который, не долго думая, сиплым басом изрёк свою заветную мечту:
– Хочу вечно пить пиво и не платить за это!
– Исполнено, – неизвестный щелкнул пальцами и покинул гостеприимный стол. Только через несколько минут, кто-то обратил внимание, что Мессер куда-то пропал, оставив после себя на столе новенькую пузатую, красивейшую и видимо, очень дорогую, кружку, вырезанную из цельного куска горного хрусталя, полную вкуснейшего лагера…
Следующей целью рыжего стал угловой столик, за которым обретался местный молодежный коллектив, метко кем-то названный:  «klein frechling» –  маленькими наглецами. Подростки, только-только начавшие использовать бритву, с наслаждением срезая со щек белесый пух, почитаемый ими, как первая щетина. Молодежь, только начавшая убивать.
– Добрый вечер, парни! – улыбнулся рыжий, усаживаясь на колченогий табурет.
– Fick dich, аrschgeige! – Тотчас отреагировал темно-русый тощага напротив.
– Спокойно, Бекер. – Другой подросток, видимо, бывший заводилой, уже основательно нагрузился и оттого был добр ко всему  окружающему. – Пусть человек посидит…
– Пусть человек заплатит за то, что ему позволено тут сидеть. – В руке темно-русого появился нож. Рыжий поднял руки в успокаивающем жесте.
– Спокойно! Я заплачу – высказывайте свои пожелания, самые сокровенные.  На пару-тройку раз меня еще хватит.
– Хочу трахнуть Эльзу!
–  Scheiße!
– Силу хочу!
Рыжий заинтересованно поправил колпак.
– А что вы подразумеваете под «силой», молодой человек?
Тот самый парнишка с ножом, высказавший такое желание, с размаху воткнул нож в столешницу, и встал. Его глаза фанатично сверкали:
– Сила – это власть, это справедливость, это мощь! Чтобы мог – раззз! – и грохнуть хоть герцога! Аристократку себе в постель! Чтобы меня слушал сам император! Говорить с ангелами! Быть… уникальным!
– Интересное желание, – рыжий несколько раз пыхнул дымком из обезьяньей морды, – в нем есть потенциал, даже как-то странно – в таком месте… Исполнено!
Куда пропал неизвестный – также осталось тайной покрытой мраком.   Компанию подростков более заинтересовали другие вопросы: во-первых, куда пропал Альберт по прозвищу «Дерьмовый рот» – в честь его любимого ругательства? И второе – какая сволочь навалила под столом здоровенную кучу этого самого дерьма? Третий вопрос логично вытекал из второго – надо было смываться не кабака, не привлекая внимания его хозяина. К счастью, Бюшель был весь вечер странно задумчив и рассеян, будто пытался вспомнить что-то и никак не мог…


Через несколько месяцев.
– Финк! А помнишь того мудака в шубе, что корчил из себя Санту? Ты еще пожелал трахнуть Эльзу… Сбылось?
– Тише ты! Да, через пару месяцев после Рождества. Шерц, не шуми, осторожней! А ты чего вспомнил об этом, Бекер?
– Да так… Я чего-то странного тогда пожелал, сейчас пытался вспомнить – не могу. В любом случае, нам попался весьма тормознутый Санта-Николаус!
Под ногой  Шерца что-то громко хрустнуло – на весь дом. Малолетние воры переглянулись…
Сверху послышались голоса, явственно прозвучало: – Was ist los?
Кто-то здоровый начал быстро спускаться по лестнице на первый этаж. Ступеньки так и скрипели...
– Рвем когти! – выкрикнул Финк и первым подал пример. За ним рванул Бекер, но более увесистый Шерц саданул его локтем, отпихивая в сторону.
– Сука!
А потом в глазах воришки все вспыхнуло ярким пламенем, затылок расцвел бутоном адской боли, а руки и ноги стали абсолютно ватными, бессильными, как и все тело. Отполированные сотнями подошв доски пола рванулись ему навстречу…
– Исполнено! – прозвучало в голове Курта Гессе, по прозвищу Бекер, и в следующий миг он потерял сознание.  


1075. Сфорца:
Чем глупее начальство, тем меньше оно сомневается в своей мудрости.


1076. Каспар:
Жизнь была прожита не напрасно, но зря.


1077. Бессмертный Подвиг.
Легенда гласит, что был однажды мужчина, которому удалось понять женщину. Это был Курт Гессе.

1078. Ленца:
Ну вот, например, вы живете в глубине страны – большой город, дома, соседи… Куда вы денете труп? Некуда. А у моря жить здорово!


1079. Неизвестный малефик:
Людские умы напоминают конец тонкой ветки. Ветер так легко может их раскачать.
(С)
Tags: так говорил Курт Гессе
Subscribe
promo congregatio июнь 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments