December 27th, 2018

promo congregatio июнь 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…

Медицинский вопрос

Продолжение (не могу назвать это завершением) истории с "медицинским вопросом" - клиникой, делавшей "женское обрезание".

* * *

* * *
Вот я фигею с таких новостей. Годами никто ничего не знал, не замечал, не был в курсе, не видел - и вдруг опа, такая неожиданность. Нахрена содержать столько проверяющих органов, если нарушения замечаются только после очередного "внезапно"?

Секспросвет и сексанет

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова заявила о том, что о методах контрацепции детям нужно рассказывать уже в школе. В свою очередь министр просвещения Ольга Васильева отмечала, что эта тема должна обсуждаться в рамках семьи.

Согласно опросу, 21% россиян "полностью" и 39% "скорее" поддерживают введение уроков полового воспитания в школе. Полностью не поддерживает инициативу 12% респондентов, еще 15% "скорее не поддерживают" появление таких учебных курсов.


В семье, значит. Ну я-то, положим, в семье рассказываю, что куда и кто к чему. А что мы будем делать с будущими гражданами, чьи родители на этот счет не парятся или считают, что о сексе до сорока лет говорить грешно, а СПИДом болеют только гнусные педики, нарики и шлюхи?

Вот, собсно, иллюстрация:


Всё. Гражданин в группе риска сам, в группе риска его дети, если информация им не подвернулась или не подвернется волей случая, в группе риска все, кто будут с ними контактировать. Он уже точно знает, что СПИД бывает от педофилии (в смысле - все дети носители, что ли?) и несоблюдения ценностей. Была мысль спросить, предохраняют ли от СПИДа борода и платочек, но не стала...

Это, конечно, тоже "медицинский вопрос", но сдается мне, что вот эту информацию доносить до подростков куда нужнее и важнее, а главное - полезнее для текущего и будущего общества в целом, чем краевое духоведение.

Ой

Совладелец издательства «Альпина» Александр Лиманский /.../ признает, что убытки от нелегального копирования книг не слишком велики

Ой-ой. Как же так-то. А как же миллионы "упущенной прибыли"? А как же "во всем виноваты пираты, уж мы бы без них ого-го"? Эт чо за нехорошие движения против линии партии-то?
Ай-яй-яй.

Копирайтные войны

Развитие авторского права следует не какому-то изначальному замыслу или теоретическим концепциям. На самом деле, главную роль играли внешние, иногда незначительные обстоятельства, подобно камешкам на дороге отклонявшим неуправляемую повозку по случайному извилистому маршруту.

Краткосрочность государственных привилегий на книгопечатание вынуждает издателей искать новый источник своей монополии. Вовремя подвернувшаяся теория Локка помогает им добиться закрепления за авторами отдельного права, которое легко выкупить. Однако выбранная теория закладывает в новое право неотчуждаемые элементы, которые ослабляют монополию. Попытки перенастроить авторское право ведут в самых разных направлениях, на которые влияют национальные особенности, бродящие в обществе идеи и политические обстоятельства. Где-то признается, что после публикации естественное право трансформируется в позитивное, или же за автором сразу закрепляются только экономические права. Где-то право автора состоит из набора полномочий, а где-то остается неделимым. В Великобритании дискутировали, когда монопольное право собственности автора вытесняется общественным достоянием. В США защищали молодой рынок от европейских конкурентов, ослабляя их права до минимума. Во Франции бились с тем, как увязать правила наследования с особым характером авторского права, расщепляя его на экономические и моральные компоненты. В Германии создавали механизм передачи элементов единого неотчуждаемого права.

Каждое решение порождало все новые сложности. В итоге, авторское право превратилось в замысловатую конструкцию, каждая часть которой строилась по особым принципам, нередко противоречащим тем, что применялись по соседству. Да, недавняя международная гармонизация несколько сгладила швы. Но ей не устранить лежащую в основе авторского права непоследовательность. Современный кризис права интеллектуальной собственности показывает — к нему не стоит относиться с тем чрезмерным пиететом, который мы часто наблюдаем в юридической среде. Эта отрасль права состоит из не самых удачных, плохо пригнанных друг к другу правовых норм, которые не устраивают многих участников регулируемых отношений. Обоснование авторского права с помощью стройных философских концепций — не более чем попытка задним числом оправдать его несбалансированность. Как верно замечают Л. Бентли и Б. Шерман: «Можно понять, когда лоббистские группы используют ту или иную аргументацию для достижения своих целей, однако большие проблемы возникают, когда остальные люди начинают верить риторике и полагать, будто авторское право действительно предопределяется и очерчивается этими философскими абстракциями».


Эта объемистая цитата - из отзыва на книгу Питера Болдуина "Копирайтные войны: Три столетия трансатлантического сражения".
Книгу, автор, кстати, выложил в сеть бесплатно. Но на английском, что логично, но обидно. Должно быть интересно. Показательно уже то, что мысль "что-то с этим правом не то и что-то надо делать" приходит во все большее количество голов и все чаще. 

И еще о блокировках

Исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов:
Для основных неавторизованных агрегаторов контента исчезновение ссылок из поисковой выдачи ничем особым не грозит, потому что трафик на их сайты органический. Пользователи уже знают, где искать контент и без поисковиков. Это легко подтверждается статистикой посещаемости Флибусты и Либрусека, давно уже «заблокированных» Роскомнадзором. После незначительного спада посещаемость буквально за месяц-два возвращается на прежний уровень. То есть ставка издателей — на совсем наивных пользователей — обнаруживает их полное непонимание психологии потребителей контента. Если они привыкли что-то делать так, а не иначе, то запретом, блокировкой или ограничением поиска их не заставишь изменить привычки. Доля пользователей, которые вообще ничего не понимают в интернете, не настолько велика, чтобы исчезновение ссылок возымело хоть сколько-нибудь серьезный экономический эффект. В конце концов, у пользователя всегда есть возможность спросить у другого пользователя.

(источник)

То есть, сказал он то, что говорили и говорят люди типа меня уже фиг знает сколько лет. Но кто ж нас слушает-то.

О как...