March 14th, 2019

Перемены

Но в России художественных критиков мало. Можно считать, что этого института вообще нет. Людей, которые могут сказать «Моя роль в чтении книги — художественная критика», настолько мало, что их можно не учитывать. Их меньше, чем писателей. А должно быть больше или хотя бы сопоставимо.

Э... А может, не надо, а? Что-то наличествующие критики, за редкими исключениями, никакого оптимизма по поводу оного "института" не внушают. Ну и опять же - если считать писателями всех, кто пытается писать (а таков подход в том числе и Ридеро, из интервью с директором которого взята цитата), то и критиками придется считать всех, кто пытается высказываться о прочитанном. И тогда выходит, что критиков у нас не просто много, а, как говорилось в одном анекдоте, "чрезмерно дохуя". Как и писателей.

Книга как статичный артефакт, как капсула времени, которую бросили из прошлого в будущее, должна поменяться. Возможность отправить свои мысли вперед и целостность произведения должны сохраниться, но при этом книга должна приобрести качества интерактивности.
/.../
Со стороны потребителя есть массовый тренд на включенность в происходящее. Эмоция, которую люди испытывают от взаимодействия, более сильная, чем та, которую они испытывают от пассивного восприятия. Взаимодействие захватывает сильнее. Это более непосредственная обратная связь. Когда человек оборачивается назад и смотрит, что он сделал, он хочет увидеть какие-то следы себя в произошедшем. Он хочет, чтобы след его личности оставался в том, что ему важно. Это касается не только автора, но и всех промежуточных ролей.
/.../
Если мы посмотрим на какие-то комьюнити, которые вокруг книг формируются, например на fantlab, станет понятно, что у них ролей уже больше, чем две. У них есть локальный, не признанный большой литературой рецензент. Есть люди, которые просто живут на форумах и активно высказывают свою позицию, — у них есть репутация авторитетного читателя. Это все примеры, которые доказывают, что люди хотят больше включенности. Эту включенность они ищут в разных вариантах взаимодействия, они хотят, чтобы след их личности оставался в том произведении, с которым они взаимодействуют, и любой культурный институт должен это учитывать, когда планирует свое развитие.


Кхм.
Я, конечно, очень люблю читателей. Всех, даже не своих. В век интернета читатели - это то, в чем существует автор. И я, конечно, оцень ценю читательскую помощь; сама сколько раз к ней обращалась - за переводом, за фактическим материалом (например, информацией о местах, о которых пишу и в которых кто-то из них побывал), за терминологическими тонкостями в вопросах, в которых не особо сведуща... Но все-таки. Есть же разница между "помочь, когда попросили" и "люди хотят оставить след личности в произведении"?

Ну то есть если кому-то хочется "оставить следы себя" - может, стоит создать что-то свое, а не пытаться наследить в чужом? Или хотя бы найти нечто, куда можно включиться на взаимоодобряемой основе? Сложилась же, например, традиция бет, во многих работах их даже принято указывать отдельной сторокой, как когда-то указывали соавторов или консультантов. Пусть жаждущие наследить договариваются и следят на здоровье, пусть соучаствуют на основе взаимности. А не "в разных вариантах взаимодействия". Как видят эти варианты многие "локальные рецензенты" и "авторитетные читатели", например, упомянутого в интервью "комьюнити" - я имела возможность наблюдать; спасибо, нидайбох. Не только в отношении себя и не только в отношении авторов, переводчикам там тоже достается "включенности" по полной программе, черта с два выключишь. И если вот это и есть будущее книги - спасибо, я лучше останусь археоптериксом и вымру нахрен.
promo congregatio march 17, 2025 09:00 221
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. А почему книги так странно изданы,…

И опять пра книшки

И нас посчитали!
Автор.тудей и Литнет попали в СМИ - упомянуты в материале о современном состоянии книжного рынка. Собсно говоря, очередной показатель того, что платформы для условных "сишников" уже окончательно перешли из категории развлекалок, которыми можно пренебречь, в категорию самостоятельных и влияющих на отрасль факторов. И это не параллельная реальность и не "не пересекающаяся с бумагой аудитория", как долго было принято считать раньше; по опыту и наблюдению могу сказать, что книги немалого количества авторов были раскуплены в первую очередь теми, кто когда-то читал их тексты в сети. Кто-то любит бумагу, кто-то любит автора, причины разные, но они есть. Хотя бумага все-таки уходит в прошлое всё уверенней.