July 25th, 2020

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Драсьти!

Френдлентой принесло, я погуглила, проверила, убедилась и делюсь.

Киностудия Anand Recording Studios
Актеры Говинда, Тандон Равина, Кхан Кадер, Бахл Мохниш
1998г., Индия

Двое беспечных друзей добиваются руки и сердца очаровательных сестер, но их опекун не дает своим любимицам благословения. Чтобы получить согласие на свадьбу, друзья приводят в действие хитроумный план, выполнить который им помогает молодой актер Гопи. Замечательная комедия с многочисленными переодеваниями!




Я, еслечо, в курсе, что индийский кинематограф славен своими пересъемками иностранных фильмов. Но не думала, что они и до наших добрались :)

Великий ученый

Фейсбуком принесло.

Интеллектуальная система тематического исследования наукометрических данных (ИСТИНА), внедренная в МГУ, «признала» вклад в отечественную и мировую науку незаслуженно забытого ученого.

В его профиле значатся 614 статей, 549 книг, 104 доклада на конференциях, 50 тезисов докладов, 44 патента, 2 свидетельства о регистрации прав на ПО, 41 научный отчёт, 17 наград, 2 диссертации, 5 дипломных работ, 141 учебный курс. Количество цитирований статей в журналах по данным Web of Science равно 12214, а в Scopus — 12054. Зовут этого пользователя И Др.



(С)

Сейчас, правда, эта страница удалена, на ней сообщение об ошибке. Но свои минуты славы И Др получил :)

Колышется час

Прастити, не могу не.

* * * * *

В детстве мне всегда мнилось, будто в известной на весь Союз песне неуловимых мстителей первая строчка звучит так:

— Усталость забыта, колышется чаС.

Логика, видимо, подсказывала, что настал таки час героям фильма перебить всех врагов, и вот он, этот час, нервничает и колышется. Что такое нервничать и колыхаться в ответственный момент, я в нежном возрасте знал уже хорошо: меня часто затаскивали на табуретку, читать наизусть "Тараканище" или "Сказку о царе Салтане". Память, скотина такая, была едва ли не эйдетическая, это потом уже я все полимеры прое... в смысле, вырос из вундеркиндов в обычные подростки.

Уже сильно позже я задумался над смыслом принятых в детстве допущений и решил песню переслушать. Конечно же, там стояла совсем другая буква — на это тонко намекала следующая строчка:

— Усталость забыта, колышется чаД,
И снова копыта, как сердце, стучаТ.

Правда, все равно выходило как-то слишком уж нетривиально. Какой чад? Откуда он там взялся? Озадачившись, я полез в архивы, и вот что удалось нарыть.

После разноса, устроенного Никитой Сергеевичем Хрущёвым, знаменитый некогда советский поэт Роберт Рождественский пребывал в депрессии. Правда, слова такого в СССР не существовало, потому что негоже строителю коммунизма страдать буржуазной хворью. Но тут как в том анекдоте: слова не было, а депрессия была.

Не помог даже заказ от Эдмонда Кеосаяна на песни к будущему кинофильму про революционно настроенных подростков. Нет, с большинством задач Роберт Иванович справился, и вышло даже неплохо. А вот с заглавной темой фильма получалось отвратно. Складывалась либо страшно пафосная ерунда, которой побрезговали бы даже на пионерской зорьке, либо лютая антисоветчина, и тогда депрессия начинала казаться меньшим из зол.

В отчаянии поэт Рождественский написал далекой, но духовно близкой родственнице — троюродной бабушке из села Косиха Алтайского края. Кратко, но эмоционально поведал свои горести и беды линованому листу бумаги, сложил в конверт и кинул в темно-синий ящик с надписью "Почта".

А почта СССР была, скажу я вам, совсем не "Почта России". Уже через пару дней троюродная бабушка сходила с поезда "Барнаул — Москва", трепала именитого внука за щеки и вручала тяжеленный армейский "сидор" с гостинцами. Чего в нём только не оказалось: и окорок марала вяленый, и черемша садовая маринованная, и эчпочмаки башкирские с утятиной, и сыр овечий со слезой...

Нашлось место и для небольшого, ароматного мешочка с вроде бы махоркой. Правда, запах от "махорки" исходил не слишком характерный, но бабуля на немой вопрос лишь махнула рукой: "Лучшее средство. Пара самокруток — и хандру как рукой снимет".

При гостье Роберт Иванович решил всё-таки не курить, но та задерживаться и не стала: убедилась, что внук кушает хорошо, ещё раз потрепала за щеки и побежала ловить обратный поезд. Поэт остался наедине с мешочком.

Когда к Рождественскому заглянул работавший над той же песней композитор Ян Френкель, в квартире работника пера и лиры висел густейший чад. Закашлявшись, гость наощупь добрался до кухни. Его глазам предстало феерическое зрелище.

Автор известных на весь Союз стихов в одних трусах и майке приплясывал вокруг стола. В левой его руке дымилась "козья ножка", генерирующая упомянутое загрязнение атмосферы, в правой стремительно уменьшался в размерах последний эчпочмак. Прикрыв глаза, Роберт Иванович широко улыбался и напевал на ритмичный, расслабленный манер:

— Усталость забыта,
Колышется дым,
И снова копыта
Как сердце тыгдым...

Френкель ощутил, что его сердце тоже "тыгдым". Он тигриным прыжком подлетел к окну и распахнул его пошире. Затем поймал поэта за шею и возопил:

— Боба! Боба, алё! Какой нахрен дым? Боба, умоляю, завтра комиссия, песню принимает хмырь из ЦК! Нас обоих "тыгдым", Боба!

Во взгляде Рождественского появилось узнавание. Он дожевал эчпочмак и с сожалением посмотрел на пустую руку. Ян Абрамович всё понял и метнулся за слойками в ближайшую булочную.

Минут через полчаса, когда Роберта Ивановича попустило, он уже сидел за столом, одетый и собранный. Рядом сидел Френкель и за компанию затягивался остатками самокрутки. Из открытого окна на улицу доносилось:

— Так, мне нравится ритм, давай оставим.
— Согласен. Только умоляю, убери "тыгдым", нас же расстреляют...
— Спокойно, не тридцать седьмой. Максимум в Киргизию отправят, в местный дворец культуры.
— Уверен, что это лучше?
— Все, последняя затяжка, тебе хватит. О, придумал: "колышется чад" — "как сердце, стучат". Неплохо, а?
— Отлично! Пиши, Боба, пиши, умоляю...

Песня стала хитом. Ее узнавали, ей подпевали, ее включали в сборники и рекомендации для детских хоров. Даже в наше время не найти ни одного человека (по крайней мере, старше тридцати лет), который бы не сумел промычать на известный мотив хотя бы пару первых строчек.

А Роберт Рождественский, когда его расспрашивали об истории создания, лишь загадочно улыбался. И с некоторым сожалением затягивался самой обычной папиросой.

(Предупреждение для желающих накатать гневный коммент: да, автор брешет, как сивый мерин, и знает об этом. Художественный вымысел, такие дела)


Александр Лепехин

Жечь глаголом

Ахиллой принесло:

Апокалиптическо-политический стендапер-схимник Сергий (Романов) продолжает повышать градус выступлений.

«Заявляю тебе, антихрист, с путинцами и гундяевцами. Гундяев, ты подохнешь как Никодим Ротов, у ног своего хозяина антихриста. Путин, ты не можешь победить слово. Путин, ты не придешь к покаянию. Участь твоя в руках гнева народа Божиего, и дни твои сочтены, ты взвешен и найден легким. (..)
Гундяев, Путин, какое вы имя получили при крещении и кем вы стали? Иудами, предающими Христа и народ Божий. Я вам показал геенну огненную для вашего вразумления. Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой, с хазарской силой темную, с проклятою ордой»

Интересно, куда старичка дальше понесет и сколько все это будут терпеть.

:))

Вольная фантазия из комментариев под сегодняшней иллюстрацией в конгрегатской группе:

Застежки на рубахе издалека напоминают гимнастерочные «разговоры» красноармейцев, а светлая петлица только дополняет образ.

«Уполномоченный ЧОН Кондрат Кисин* принимает крестьянский сход бедноты Пихтодворского уезда. Карандаш, уголь, вощеная бумага. Ок. 1921-1922 г.»

* Кисин Кондрат Игнатьевич (1898 - после 1937) - большевик, активный участник Гражданской войны. Из семьи низкоквалифицированных мастеровых. Рано потерял родителей, скитался, сменил несколько специальностей. Примкнул к рабочему движению, член РСДРП(б) с 1914 г. Партийные псевдонимы - «Пекарь», «Булочник», «Жженый». После начала Империалистической войны брошен в застенки царским режимом по обвинению в организации «эксов». Приговорён к смертной казни, заменённой пожизненной каторгой. Освобождён в феврале 1917 г., принимает участие в октябрьском перевороте в г. Малошлемославец, способствуя изгнанию местного помещика-барона и его семьи. В 1918 г. поступает в Военно-политическую академию им. Макарова, из которой в 1919 г. досрочно выпускается с мобилизацией на фронт. Принимает участие в разгроме банд атамана Каспарова, организует советскую власть на местах (что и запечатлено на картине).

По окончании Гражданской войны - оперативный сотрудник ГПУ по Колонецкой губернии. За разоблачение контрреволюционно-церковного заговора венгерского шпиона Белы Медна награждён орденом Красного Знамени (1926).

В дальнейшем - на партийно-политической работе. Большая часть материалов, связанных с выполнением особых поручений в 1930-х гг., до сих пор засекречена.