August 19th, 2020

Ночное мимоходом

Запишу перед сном.
Навеяло очередным блогом на АТ.

Был такой исполнитель в конце девяностых, Профессор Лебединский. И была у него песня, которая начиналась так:

Там вдали у метро загорались огни,
За ларьками братки суетились.
В темноте опрокинулись чьи-то лотки -
Пацаны, как всегда, торопились...

И дальше в том же духе. Песня была о разборках братвы. Стебная. Что это стеб, понимал сам исполнитель (если я правильно помню, он же и автор), понимали люди с соответствующими... скажем так, вкусами, образованием и восприятием реальности. А вот братки, как однажды выяснил автор, искренне считали эту песню серьезной, посвященной памяти погибших в разборках братков.

Когда Лебединский на какой-то "встрече со зрителями" рассказал им, что песня, вообще-то, стеб - братки, не исключено, решили для себя, что автор был неправ в оценочном суждении своего детища, что автор сам не понял, что написал, ну и всякое в таком духе.

А может, и не решили. Они были ребята простые, без выгибонов, литературной критикой не промышляли, синих занавесок не искали. Посему, может, просто приняли к сведению.
Buy for 60 tokens
А ведь я вас об этом предупреждал. (фото: Яндекс Картинки) Смена власти в США случайным образом совпала с самым счастливым днем для миллиона…

Повторюсь

Однажды я это уже перепощивала, но с тех пор прошло несколько лет, за это время контингент в этой жежешке сменился, и вот мне опять приходится подбирать слова, чтобы объяснять все новыми и новыми словами в стотысячный раз то, что я уже много лет объясняю. Да собсно все те годы, что общаюсь в сети.

Повторю перепост (точнее, выдержки, которые прямо касаются обсуждаемой темы "автор неправ, я лучше знаю"; остальная часть поста была посвящена заклепкам). Здесь Скади четко, бесстрастно и сухо (вот он, журналистский талант, которого у меня нет) сформулировала то, что спор за спором пыталась сформулировать я.

Пишет skadi_omsk
А я - предельно цинично

Надежда Попова - не только хороший автор, но и генератор хороших вопросов.
Мало того, Надежда умудряется находить интересные ответы.
В недавнем ее посте "Интересные наблюдения" http://congregatio.livejournal.com/677033.html#comments поставлен весьма интересный вопрос: "Почему читатели, читая книгу и формируя свое понимание текста, упорствуют в собственной правоте, даже если автор открытым текстом говорит им, что они неправы?"
Надежда выдвигает версию объяснения: стерлась граница между публицистикой и художественной литературой. Художественный текст воспринимается как публицистический - то есть как личный взгляд автора на консенсусную реальность. Любой человек имеет свой взгляд на эту консенсусную реальность, поэтому читатель считает себя вправе упрекать автора в том, что, дескать, автор неправильно отразил эту реальность.

При этом совершенно не учитывается, что пространство художественного текста (любой степени фантастичности) - НЕ консенсусная реальность.
Кстати, видимо, в этом - одна из причин упадка реалистического романа.  Публицистическая проза, которую у нас в России связывают с именем Сергея Довлатова, разрушила реалистический роман. Разница между публицистикой и художественной литературой - именно в степени типизации героев. Публицист исследует отдельный, известный ему факт, дает оценку реальному факту. Автор художественного произведения анализирует процесс, тенденцию, и на основе этого анализа конструирует образ, который должен быть наиболее показательным как иллюстрация тенденции. В итоге пространство художественного произведения ВСЕГДА отлично от реальности, даже если произведение - сугубо реалистическое.

Поэтому публицист может ошибаться в оценке реальности, а вот автор художественного произведения - нет. В вопросе подбора иллюстрации для показа тенденции нет такой оценки, как "ошибочно", так как образ - отражение идеи, они неразрывны.  Автор художественного произведения может основываться на ошибочных идеях, но это - его право. Отразить же эти идеи он может только более или менее ярко, талантливо, доходчиво - и так далее. Но не "правдиво" или "ошибочно".

/.../

Но есть один момент, который делает такой подход к моделированию пространства текста менее действенным. Я для себя сформулировала этот закон так: "Мертвых орков не жалко". Возьмите любой текст, в котором герои пачками косят орков и замените их... ну, скажем, на индусов. Или советских солдат. Восприятие будет совершенно иным и отношение читателя - тоже.

Читатель интуитивно воспринимает художественный текст как "сказку", "придумку автора". Дескать, литературные герои - не реальные люди, поэтому для читателя текст - не отражение реальности, пусть и в концентрированном, трансформированном в соответствии с авторскими идеями виде, а некая "выдумка", не имеющая к реальности никакого отношения. "Мертвых орков не жалко".

/.../

К сожалению, в сознании "илитного" читателя публицистическая проза одержала сокрушительную победу. /.../ Вопрос о саморефлексии читателя. Когда книга не нравится, нужно понимать, что она может не нравится не потому, что плоха, а потому, что идеи автора противоречат твоим внутренним убеждениям. Так об идеях нужно говорить, а не придираться к мелочам! Но читатель зачастую этого не умеет. Он искренне уверен, что автор написал то, что написал, не потому, что хотел сказать именно это, а потому, что дурак и не сумел выразить то, что думает, а думает автор, естественно, так же, как читатель - иного не дано, потому что читательское мировоззрение - единственно правильное.
/.../
Но все-таки Интернет - великое изобретение. Оно позволяет изучать, как думают люди. И это тоже интересно.

*

В личку прислали. Чисто улыбнуться (а то чот серьезная я вся такая в последние дни).

У меня было 2 чашки кофе, 75 строк текста, 5 упаковок донатов, полная башка вдохновения и целое множество идей всех сортов и расцветок, фикбук, а также клавиатура, ворд, бета, соавтор и 4 тысячи подписчиков. Не то чтобы это был необходимый запас для проды, но если начал собираться писать дурь, становится трудно остановиться. Единственное, что вызывало у меня опасение — это гаремный МС. Ничто в мире не бывает более беспомощным, безответственным и порочным, чем автор, пишущий гаремный МС. Я знал, что рано или поздно я перейду и на эту дрянь.

К вопросу об авторской неправоте

Но в консенсусной реальности.
Вчера меня все-таки прорвало, и я очень вежливо (понимаю, сложно поверить, но факт) поинтересовалась у человека, написавшего сексистский пост, а почему он при этом возражает, когда его называют сексистом. Пост рассказывал о том, что мужчины и женщины пишут по-разному, и мало того, сам автор поста заранее настраивается на разное восприятие текста в зависимости от авторства и ничего плохого в этом не видит, и уверен, что даже одно и то же в тексте женщины и мужчины вот стопудово напишут по разным причинам. Ну и всякое такое прочее про литературные гениталии. Собственно в посте и в комментариях он задавался вопросом "ну и что теперь, неужели я сексист?!".

Ну и вот я таки собрала волю в кулак и влезла. Вы написали пост, но сексистом называться не хотите, спросила я его, почему?

Я не собиралась холиварить, не собиралась вообще продолжать беседу, просто интересно было увидеть ответ. Ну да, бедняге не повезло в том, что именно на нем мое терпение лопнуло, я перестала гадать и решила спросить. Спросила. Долго подбирала слова и трижды перечитывала, чтобы убедиться, что вопрос задан благодушно, без завуалированных упреков и без наездов. Честно ждала ответа больше суток. Проигнорил :(

Можно было бы допустить, что у нас какое-то несовпадение в терминологии: у него в комментариях отметились люди, которые считали, что сексизм - это мизогиния, ну или просто некое непременно негативное отношение. Но нет, автор и в посте, и в комментариях сам же отметил, что знает значение этого слова, даже процитировал из словаря. Но называться так не хочет. Причем с вопросом-то я влезла именно потому, что вижу такое часто. И я до сих пор не знаю, почему.

Трактовка реальности, ды.
Пока делаю вывод, что одни не в курсе истинного значения, а другим просто слово не нравится. Но над вопросом "почему не нравится" я все еще думаю - до следующего раза, когда наберусь наглости влезть к кому-нибудь с вопросом снова. 

Еще одно промежуточное ура

Вчера мы набили декоративные планки на снятые дверцы шкафа. Привинтили дверцы к шкафу. Торжественно закрыли и... Дверцы не закрылись. Потому что саморезы, которые нам посоветовал продавец в магазине, выпирали из отверстий в петлях и не давали дверцам закрываться. Вывинтить их и ввинтить нормальные уже было нельзя: эти саморезы были посажены в старые дырки на спичках, и больше туда пихать эти спички просто не получилось. То есть, напихать получилось, но новые винты туда уже нормально не входили.

А мы ведь не хотели слушать продавца-советчика. Не хотели брать эти саморезы. Убедил, зараза. Мы же не профи. Мы же любители. Он же лучше знает...

Решили брать стамеску и вырезать новые углубления для петель в других местах - на дверцах и косяках. С нуля. Ни в одном магазине города стамесок нет уже две недели (дожили - стамески в дефиците), за ними надо было ехать на оптовку, там почти всё всегда есть. В общем, день я закончила в уверенности, что мы точно не добьем этот чертов ремонт хотя бы к первому сентября. По какому поводу и пожаловалась в комментах френду.

А дюбели? - сказал френд. Нет, сказала я, слишком маленькие отверстия, таких дюбелей просто нет, рассверливать некуда, места расположения петель очень узкие, и до края слишком мало места, да и у винтов больше - шляпка больше, будет еще хуже... А ладно, сказал муж, что я теряю? Поеду за стамеской - посмотрю-спрошу, что там с дюбелями, да и к винтам присмотрюсь. И он присмотрелся. И нашел. Тонюсенькие дюбельки и подходящие к ним саморезы с плоскими-плоскими шляпками. И рассверливать пришлось совсем чуть-чуть. И они встали! Две большие нижние дверцы - встали!

Показывать пока не буду :) Довинтим все до конца - тогда уж. Но какой же камень у меня с души свалился... Этот хренов шкаф отнял у нас две недели жизни. Но мы его почти победили :)