Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Мини

Две небольшие зарисовки с ЗФБ из серии "то, что подразумевалось в каноне, но не было описано".
Автор - dariana

Стезя предательства

В рабочую комнату обер-инквизитора Курт вошел, услышав дозволение в ответ на короткий стук и жестом остановив сунувшегося было следом подопечного. За дверью его встретил недовольный взгляд начальствующего и настороженный — Ланца.

— Ты еще здесь, Гессе? — нахмурился Керн. — Тебе как будто было велено отправляться домой.
— Я знаю, как нам поймать Маргарет… как вы сказали? С гримуаром в руках над котлом с кипящим зельем, — тихо проговорил Курт, глядя в стол перед собою.
— Вот, значит, как… — со смесью скепсиса и легкой растерянности произнес Керн. — И каким же образом, позволь узнать?

Курт глубоко вдохнул, предчувствуя нелегкое объяснение, и поднял взгляд на начальство:

— Начинать судебное разбирательство с тем, что есть у нас на руках сейчас, бессмысленно, так? Вы сами об этом сказали. Значит, Маргарет нам придется выпустить, как и сказал герцог, принеся официальные извинения. Но не потому, что у нас недостаточно доказательств ее вины… — он на мгновение запнулся и договорил, как мог твердо: — А потому, что я полностью ее оправдаю.
— Гессе… ты спятил? — с неприкрытым беспокойством осведомился Керн, пристально воззрившись на подчиненного.
— Ведь говорил же — неработоспособен, — вздохнул Ланц; Курт нетерпеливо отмахнулся:
— Я в порядке, Дитрих. В полном. Я сейчас все изложу толком, — торопливо добавил он, видя, что Керн уже готов разразиться очередной отповедью, — только не перебивайте.

Майстер обер-инквизитор одарил подчиненного скептическим взглядом, однако, к немалому облегчению последнего, вслух ничего не возразил, и Курт продолжил, тщательно подбирая слова:

— Вина Маргарет несомненна, но неоспоримых доказательств этого у нас нет и, признаем очевидное, в ближайшие день-два не появится. Это primo. Secundo, если мы ее выпустим только потому, что не смогли прижать, дело с места не сдвинется — она возьмется разыгрывать праведницу, да так, что не подкопаешься. Подсылать к ней агентов тоже бессмысленно — новому человеку она вот так не доверится, слишком умна для подобного. Ergo, conclusio: если у кого и есть шанс поймать Маргарет на горячем, то только у меня, потому что меня она уже знает и… — он снова запнулся и договорил с усилием: — возможно, действительно испытывает ко мне некие чувства. Но для этого, — старательно не отводя взгляд, закончил он, — мне придется совершить предательство — в глазах всех и ее в первую очередь. Чтобы она поверила, что я на ее стороне, что она может мне доверять, что она дорога мне.
— А это не так? — с плохо скрытым недоверием уточнил Керн; Курт передернул плечами:
— Нет. Не стану утверждать, что я к ней равнодушен совершенно, но это… — он чуть замялся, с раздражением чувствуя, что начинает мимовольно краснеть, и договорил, все же опустив взгляд в стол: — Это не то, что помешает работе. Скорее даже наоборот, мне ведь придется делать вид, что я люблю ее настолько, что готов ради нее поступиться долгом, службой, в конце концов, смыслом своей жизни. Она знает, насколько важна для меня моя работа, и просто обязана оценить по достоинству мою жертву.
— Ты сорвешься, — хмуро выговорил Ланц. — Или выдашь себя, или и впрямь потеряешь голову.

Курт медленно повернулся к сослуживцу, подняв на него тяжелый взгляд, и сказал тихо, с расстановкой:

— Вот последнего точно не будет.
— Не увлекайся, Гессе, — вздохнул Керн. — Я понимаю, ты обнаружил, что почти месяц находился под ее воздействием… Однако месть — плохое чувство для инквизитора и плохой стимул.
— Дело не в мести, Керн, — поморщился Курт, снова переводя взгляд на начальствующего. — Не в одном только привороте.
— Тогда в чем же?
— Она убила четырех человек, — тихо пояснил он. — Просто так. За то, что они показались ей скучными, недостаточно умными для нее… За то, что они ей попросту надоели. Вы правда полагаете, что, зная это, я способен потерять голову от страсти к такой женщине?
— Ты и сам не святой, — напомнил Керн; Курт кивнул:
— Да. Но я убивал, чтобы добыть средства к существованию, хоть бы и неправедным путем, и чтобы выжить. Есть разница.
— Допустим, — не стал развивать тему обер-инквизитор. — Допустим, я дал тебе свободу действий и тебе удалось втереться к ней в доверие. Что дальше? Что именно ты намереваешься делать?
— Действовать сообразно обстоятельствам, — пожал плечами Курт. — Буду беседовать с ней, то и дело выводя разговор на интересующие нас темы. Одних слов в нашем случае, конечно, недостаточно, но рано или поздно она наверняка что-то мне покажет, случайно или намеренно.
— И сколько времени ты собираешься этого дожидаться?
— Сколько потребуется. Неделю, месяц, полгода… В один прекрасный день мне удастся застать ее flagrante delicto, уверен в этом.

Керн с мрачным видом переглянулся с Ланцем, и тот с сомнением покачал головой:

— Может сработать, — нехотя проговорил он, — но только если ты ей и вправду нужен и если она тебе поверит. А если нет? Если фон Шёнборн решит, что наигралась в любовь с инквизитором, и пошлет тебя куда подальше?
— Просто так не пошлет, — невесело усмехнулся Курт. — Это не в ее привычках. Скрывать наши отношения и делать вид, будто ничего не было, как в прежних случаях, не имеет смысла — сплетни о нас ходят по всему городу, — он неприязненно поморщился. — Оставлять же за спиной отвергнутого инквизитора глупо и небезопасно, Маргарет не может этого не понимать. Если она решит, что я ей больше не нужен, наверняка захочет от меня избавиться, как и от прежних любовников. На чем ее тоже можно будет взять, не находите?
— А если ей это удастся? — по-прежнему хмуро предположил Керн; Курт передернул плечами:
— Риск есть, но в отличие от прежних ее жертв я знаю, что меня могут попытаться убить — она сама или, что вернее, нанятый ею человек. Ad vocem, если она попытается заказать меня своему прежнему исполнителю, он мне об этом сообщит. Но я скорее склонен верить, что в ней возьмут верх чувства. Особенно, — добавил он с кривой усмешкой, — после того, как я вытащу ее из Друденхауса и отвезу домой на глазах у половины Кёльна, поставив под удар всю будущую карьеру, если не больше.
— И как ты намерен этого добиться? — со вздохом уточнил Керн, мрачнея еще сильнее, хотя, казалось, дальше некуда.

— Я обратил внимание, насколько они похожи с ее горничной, — пояснил Курт. — Если Береника опознает в Ренате женщину, приходившую в мое отсутствие — а сейчас она, скорей всего, опознает ее в ком угодно, разве что мы покажем ей седую старуху или жгучую брюнетку, — а Маргарет скажет, что горничная брала в руки мою куртку, пока я спал в ее доме, у меня будут все основания признать виновной Ренату, которая возразить уже ничего не сможет, а Маргарет полностью оправдать.
— Неплохо придумано, — хмыкнул Ланц. — А она, думаешь, догадается свалить все на горничную?
— Я ей намекну, — усмехнулся Курт. — Еле заметно, но ей хватит. И тебе, Дитрих, тоже; ты ведь достаточно наблюдателен, верно? Ты заметишь каждое допущенное мной нарушение предписаний и устроишь мне разнос, но возразить по существу ничего не сможешь, поскольку, как ты сам сказал, придумано неплохо. В результате мы получим освобожденную Маргарет — освобожденную моими стараниями вопреки вышестоящим и здравому смыслу — и молодого следователя, предавшего службу Конгрегации ради юбки. По-моему, должно сработать.
— Ты не агент, Гессе, — тяжело выговорил Керн, остервенело массируя грудь в области сердца. — У тебя не те навыки, чтобы лезть в такое без подготовки…

Курт пожал плечами:

— Я следователь. И для проведения дознания должен использовать любые доступные мне средства. В данном случае единственное средство, которое может поспособствовать раскрытию дела — я сам. Во всяком случае, я других вариантов не вижу, и, насколько я могу судить, вы тоже. К тому же, — продолжил он, не услышав возражений в ответ, — есть некоторая вероятность того, что через Маргарет мы сможем выйти на ее возможных сообщников, и я имею в виду не тех, кому она платила за убийства надоевших ей студентов.
— Думаешь, она связана с другими малефиками? — с сомнением переспросил Ланц. — Брось, это вряд ли.
— Маловероятно, но возможно, — возразил Курт. — Все эти книги… как-то великоват размах для частного увлечения.
— Брось, — повторил сослуживец. — Вполне подходящий размах для скучающей вдовушки.

Курт неопределенно повел плечом:

— Не знаю. Один раз я уже наткнулся на заговор против Конгрегации, расследуя маловразумительное убийство в глуши.
— И теперь готов усмотреть таковой в любой мелочи, — отрезал Керн. — Значит так, Гессе, — продолжил он с очередным тяжким вздохом, — не скажу, что мне твоя идея нравится, но вынужден признать, что ничего лучше сейчас предложить не могу. Посему — действуй. Может, что-нибудь у тебя и выйдет… Только, ради Бога, Гессе, не наломай дров. Сорвешься — пеняй на себя. Провалишься — мы ведь можем и не успеть тебя вытащить.
— Я в порядке, Керн, — устало повторил Курт. — Я отдаю себе отчет в том, что намерен сделать и каких усилий это от меня потребует. Я в состоянии контролировать свои эмоции, я не сорвусь и не потеряю голову… — тон вышел излишне резким, и он поспешил задать следующий вопрос, тем паче, что de facto разрешение действовать было получено: — Бруно ввести в курс дела стоит?
— Хоффмайера не впутывай, — отрезал Керн, и Ланц согласно кивнул, пояснив:
— Вальтер прав, абориген. Парень для такого лицедейства не годится. А тебе заодно будет проверка. Если сумеешь провести Хоффмайера, который тебя знает, как облупленного, значит, кто угодно поверит. Даже твоя графиня.
— Хорошо, — кивнул Курт, соглашаясь; в словах сослуживца был свой резон.
— Работай, — со вздохом махнул рукой Керн. — Хотя, Господь свидетель, не нравится мне твоя затея.
— Пойдем, Дитрих, пронаблюдаешь, как я запарываю дело, — проговорил Курт без улыбки, шагнув к двери, и Ланц, поднявшись, двинулся следом.
— И, Гессе, — с нажимом выговорил Керн, когда Курт уже готов был распахнуть дверь. — Отчеты. Регулярные, подробные отчеты. И не кривись, это не шутки. Узнаешь о чем-то готовящемся — докладывай, заподозришь что-то — докладывай. Зондергруппа — не ангелы-хранители, в мгновение ока не появятся, так что давай без излишней самодеятельности.

Курт коротко кивнул и вышел в коридор.


Молодая поросль

— Вот, Альта, познакомься. Это Мартин.
Курт замялся, не зная, как продолжить, надеясь, что к лицу в полной мере вернулся его нормальный цвет, и чувствуя на себе испытующий взгляд Нессель.
— Это мой брат, да? — нисколько не смутившись, осведомилась Альта, откровенно разглядывая топтавшегося рядом с Куртом мальчишку. — Это с ним ты обещал меня познакомить, да?
— Да, — кивнул Курт, стараясь скрыть растерянность. — Как ты догадалась?
Девочка смешно передернула острыми плечами:
— А он на тебя похож, только темненький.
Курт мельком взглянул на притихшего Мартина, явно не знающего, куда деть руки, да и всего себя. Похож, это верно. Только волосы унаследовал от матери.
— Молодец, — похвалил Курт. — Наблюдательная.
Альта только фыркнула в ответ и с прежней непосредственностью спросила:
— А где его мама?
— Она умерла, — со вздохом ответил Курт; девочка сощурилась:
— Взаправду, или ты тоже, как моя мама, это придумал, чтобы самому было проще?
— Нет, я ничего не придумал. Это — правда, — настойчиво произнес Курт. — К сожалению.
— Жалко… — вздохнула Альта и примолкла.
Зараза… И что дальше? И как только Бруно ухитряется так легко ладить с детьми?
— Майстер Гессе… — робко подал голос юный воспитанник академии; Курт чуть поморщился:
— Мартин, мы же договорились.
— Да… простите… прости…

Мальчишка окончательно смешался, порозовев и уткнув взгляд в землю у своих ног.
— Так что ты хотел спросить? — подбодрил его Курт.
— А… — он вскинул голову, словно встряхнувшись. — Отец… — это слово явно далось ему нелегко, — а Альта теперь… будет жить тут? Я хочу сказать… нам говорили, что в академии… ну… — он неопределенно повел рукой и замолчал, снова отведя взгляд и окончательно залившись краской.
— Нет девочек? — пришел Курт ему на помощь и, дождавшись согласного кивка, тоже кивнул в ответ: — Верно. Нет. Но Альта пока поживет здесь, потому что… — он запнулся, передернул плечами и договорил: — У меня все равно нет другого дома.
— У вас… у тебя тоже? — еле слышно переспросил Мартин; Курт серьезно кивнул:
— Да. У меня тоже. Так вышло. Кстати, — спохватился он, поймав очередной напряженный взгляд лесной ведьмы, — познакомься. Это Готтер Нессель, мама Альты и… — он бросил на женщину короткий взгляд и договорил: — expertus Конгрегации. Ты знаешь, кто такие expertus’ы?
— Примерно, — пробормотал Мартин, опасливо поглядывая на ведьму, и неловко добавил, явно спохватившись и вспомнив, чему учили наставники: — Здравствуйте, майстерин Нессель.
— Здравствуй, Мартин, — мягко улыбнулась ведьма. — Только давай без «майстерин», договорились?
— Угу, — снова смутившись, отозвался мальчишка.
— А я не знаю, кто такие эти «экспертусы», — напомнила о себе Альта.
— А вот Мартин тебе и расскажет, — с неподобающей для майстера инквизитора и не вполне уместной мстительностью ответил Курт. — А мне нужно зайти к отцу Бруно. Но я к вам еще вернусь, — добавил он, видя, как подозрительно сузились глаза Альты.

Нессель догнала его на повороте садовой дорожки.
— Этот мальчик — сын той женщины, да? — хмуро спросила она.
Курт молча кивнул, замедлив шаг, но продолжая идти в сторону главного корпуса академии.
— Ты знал о нем?
Он качнул головой.
— И не предполагал? Ни разу не спросил?
Курт пожал плечами.
— Мы виделись с ней десять лет назад и этим летом, да еще мельком во время одного расследования, но тогда даже не поговорили толком. Когда бы мне было спрашивать?
Нессель вздохнула, медленно идя рядом. Затем спросила:
— Когда тебе уезжать?
— Вот поговорю с Бруно — узнаю, — отозвался Курт. — Я, как ты могла заметить, в этом вопросе решаю мало.
Ведьма снова вздохнула, разворачиваясь в обратную сторону.
— Я позабочусь о твоем сыне, — тихо проговорила она; Курт тоже остановился и посмотрел ей в глаза.
— Спасибо, — серьезно ответил он и добавил с какой-то тоскливой обреченностью: — Надеюсь, они подружатся.
Нессель усмехнулась, не ответив, и зашагала прочь.

Курт вздохнул, двинувшись дальше и надеясь, что бывшему помощнику не взбредет в голову объездить все те города и городишки, где майстеру инквизитору довелось побывать, чтобы проверить, не осталось ли там еще… последствий.
Tags: Конгрегация_фанфик
Subscribe

  • Не следил, но не понял

    "Ну там вообще все непонятно, зачем герой что делает - неясно, все мотивации странные". "Например?" "Ну я после первой серии…

  • Другие колокольни

    Занятное явление наблюдаю во флудилке АТ. Есть автор, которому читатель написал разбор на рассказ. В личку. Автор, скажем так, опытный. Читатель,…

  • О_о

    Сначала хотела сделать пост подзамочным, но потом подумала, что это неправильно - о дураках писать в широком паблике, а об умных людях подзамочно.…

promo congregatio июнь 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments