Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

"Туда и обратно"

Название: Туда и обратно
Автор: dariana, ~Анориэль~, бета Meredith and her Templar
Размер: мини, 2630 слов
Жанр: юмор, кроссовер
Краткое содержание: Однажды венатор Фортунат Цвях проводил интересный эксперимент. А в академии святого Макария шло заседание Совета в полном составе...
Примечание: кроссовер со вселенной цикла "Фэнтези" Г. Л. Олди

— …добывать информацию в таких условиях, как тебе отлично известно, дело отнюдь не тривиальное, поэтому очень тебя прошу воздержаться от неуместного сарказма. А теперь, Гессе, будь любезен высказать свое мнение по сути дела, — завершил гневную тираду Антонио Висконти, сердито шурша бумагами в поисках нужного донесения.
— Кх-кхм, — раздался в затянувшейся тишине смущенный бас, вместо ожидаемого потока едкого остроумия. И голос, издавший сие выразительное покашливание, никак не мог принадлежать не только вышеупомянутому Гессе, но также и никому другому из членов Совета Конгрегации, заседание коего сейчас шло полным ходом в кабинете Гвидо Сфорца.
— Это еще что за явление? — хозяин кабинета, распахнув полуприкрытые до того глаза и положив руку на рукоять кинжала, с подозрением и неодобрением изучал бугая, восседавшего на месте Курта. Самого Гессе в помещении видно не было.
Бруно тоже держался за оружие. Александер напрягся, готовый в любой момент сорваться с места. Лишь отец Альберт изучал гостя без видимых признаков волнения, чуть склонив голову набок.
— Позвольте поинтересоваться, кто вы такой, каким образом здесь очутились и что случилось с Гессе? Не раздавили же вы его, в самом деле! — вопросил Висконти, переходя на немецкий.
— Прошу прощения за столь внезапное вторжение, — смущенно пробасил гигант. — Мое имя Андреа Мускулюс, и, полагаю, оказался я здесь в результате ошибки при открытии пространственного портала. Что же касается Гессе, кем или чем бы он ни являлся...
— Доселе неведомо мне было о существовании малефиков, кои способны были бы без помех преодолевать физические преграды при помощи колдовской силы, особливо же в здании монастыря, несомненной святостью обладающего, — перебил отец Альберт.
— Позвольте! — ответно возмутился Мускулюс. — В вопросах построения порталов и иных пространственных перемещений малефики ничуть не уступают магам других профилей! Однако в данном случае портал открывал не я, а мой друг и коллега-венатор.
— И на кого же, хотелось бы знать, охотится ваш коллега? — чуть подался вперед Антонио, не сводя с чужака пристального взгляда.
— На демонов, разумеется, — пожал могучими плечами тот. — Судя по всему, он что-то напутал… С ним иногда случается, — добавил гигант с виноватой улыбкой.
— Diamine! Che serpaio! — выдохнул дон Сфорца.
— Час от часу не легче! — простонал Бруно. — Демонологи, порталы... Такое ощущение, что пока мы тут заседали, Бальтазар с Мельхиором хором сожрали Папу и Императора и устроили вертеп на руинах Империи.
— Mon cher, — взял инициативу в свои руки Александер, — вы сюда зачем явились? Демонстрировать силу? Предъявлять требования? Предложить помощь Конгрегации в борьбе с себе подобными? Масштабы ваших возможностей мы уяснили, давайте же, наконец, перейдем к делу.
— Мне кажется, сударь, вы в корне неверно оцениваете ситуацию, — примирительно подняв руки, произнес незваный гость. — Мое появление в данном месте является исключительно досадной случайностью. Если на то пошло, я вообще не должен был нигде появляться. Мой коллега, маг высшей квалификации, венатор Фортунат Цвях готовится опубликовать новое, сенсационное исследование в области природы пространственных слоев и перемещений между ними. Он пригласил меня и еще нескольких уважаемых магов поприсутствовать при финальном этапе эксперимента. По его утверждению, в результате производимых им действий должен был открыться прямой портал на нижние ярусы геенны, минуя все... Впрочем, это тонкости, которыми нет смысла вас утомлять. В любом случае, войти в портал и впоследствии выйти из него должен был исключительно сам Фортунат, поскольку только у него есть выпестованный облик. В обычном человеческом теле на нижних уровнях просто не выжить. Однако, похоже, вместо него переместился я. И очень надеюсь, что этим все и ограничилось и в ближайшее время все удастся вернуть на круги своя. Если же нет, боюсь, мне придется задержаться здесь, вблизи от места совершения перехода. Но я, разумеется, готов по возможности компенсировать причиняемые мной неудобства. Особенно если вы объясните мне, по какой причине вы столь враждебно настроены по отношению к магам моей специализации?
— К Дьяволу подробности! — взорвался Сфорца. — Где Гессе?!
— Ах да! — хлопнул себя по лбу малефик. — Тот или то, кого или что вы ищете, по всей вероятности и согласно закону замещения масс, скорее всего, также подвергся или подверглось перемещению, оказавшись на моем месте - так же, как я оказался на его.
— Quam belle! — нервно расхохотался Висконти, хлопая себя ладонями по коленям. — Молот Ведьм в окружении малефиков и демонологов! Я хочу это видеть! Готов поспорить, к моменту прибытия помощи все они будут рыдать, каяться и цитировать невпопад Священное Писание.
Дон Сфорца одарил воспитанника тяжелым взглядом, и смех мгновенно оборвался.
— Сколь я разумею из речений сего мужа, — заметил отец Альберт, — нам выпала уникальная возможность воочию лицезреть результат перемещения меж разными ветвями Древа миров. Позволю себе предположить, что Гессе в нынешний момент пребывает в некоем ином мире, откуда, по всей очевидности, и явился майстер Мускулюс. Почему подобное случилось именно с ним, мне пока неведомо; быть может, дело в том, что из находящихся в сей комнате лишь Гессе и мне доводилось соприкасаться с Древом, посему возникшая аномалия могла затронуть его либо меня.
— Но затронула, разумеется, Курта, — с невеселой усмешкой отметил Бруно.
— Почему-то меня сие не удивляет нисколько, — вздохнул Висконти. — Скажите, — продолжил он, вновь обращаясь к человеку, восседавшему на месте сгинувшего невесть куда Молота Ведьм, — там, откуда вы явились, не намечается нашествия демонов или еще какого локального апокалипсиса?
— Искренне надеюсь, что нет, — несколько растерянно отозвался чужак. — Хотя ручаться за что-либо в свете произошедшего было бы опрометчиво. Принимая во внимание неизбежный после такого перехода хаос астрала… Впрочем, — перебил сам себя Мускулюс, — я вполне полагаюсь на моих коллег. Уверен, они сделают все возможное, чтобы как можно скорее вернуть все и всех на свои места.
* * *
— Их организация жестко структурирована, любой кандидат проходит долгие и многократные проверки, в том числе магического характера. И что бы ты, Гессе, ни думал о талантах и умственных способностях молодого поколения, добывать информацию в таких усло…
Недовольный голос Висконти будто поблек, отдалился, а затем и вовсе затих. Вместо него же послышался незнакомый, удивленный и раздосадованный:
— Овал небес!
Стол, на который опирался локтями Курт, исчез, и майстер инквизитор едва не рухнул вперед лицом, в последний момент успев выпрямиться и удержать равновесие. Он сидел на стуле в незнакомом помещении — по всей видимости, алхимической или магической лаборатории, ибо на полках вдоль стен громоздились разнообразные сосуды и приспособления, а посреди свободного пространства на полу красовалась классическая пентаграмма, вписанная в круг и обрамленная разнообразными знаками.
У столика рядом с пентаграммой застыл высокий, тощий мужчина с выражением обманутого ожидания на лице. Справа от Курта на таком же, как у него, стуле сидел еще один мужчина, средних лет, среднего телосложения, ничем не примечательный; слева от озадаченного инквизитора жевал губами и причмокивал старательно «дремавший» в кресле старик, а еще дальше восседал настоящий гигант: гора мускулов и выражение придурковатой безмятежности на лице позволяли заподозрить, что последний exemplar не так прост, как кажется.
— Проклятая третья переменная... — осмотр занял считанные мгновения. Колдун у столика — а сомнений в том, что это колдун, не возникало — едва успел закончить фразу.
И сама комната, и люди вокруг выглядели вполне живыми и материальными, но Курт слишком хорошо помнил и путешествие по собственным воспоминаниям по милости Выводящего на пути, и бой с самим собой в клипоте на пражском кладбище. Любой морок — морок лишь отчасти, а с любой реальностью, если она тебе не по вкусу, следует бороться до последнего. Курт и сам бы не взялся сказать, в какой момент губы начали произносить заветное «Dominus pascit me, et nihil mihi deerit…», а ладонь сжалась на рукояти кинжала.
— Чистейший старореттийский! Хотел бы я познакомиться с вашим учителем и взглянуть на цитируемый труд, — произнес сидящий справа мужчина. — Но куда же подевался сударь Мускулюс?
— По всей вероятности, туда, откуда явился этот сударь, — не оборачиваясь, проворчал человек у столика, продолжая возиться с чем-то, скрытым его фигурой. — Нет, ну надо же было так просчитаться с третьей переменной! Непростительная невнимательность…
— Ох уж мне эти твои эксперименты, Фортунат, — хмыкнул гигант. — Доиграешься ведь… Хотя о чем это я, однажды уже доигрался.
За десять с лишним лет отнюдь не спокойной службы повидать майстеру инквизитору довелось многое и опыт накопить немалый. И сейчас оный опыт подсказывал, что творящееся вокруг, хоть и выходило за все мыслимые рамки, менее всего напоминало морок. Посему он прервал чтение псалма, каковое мало помогало разобраться в происходящем.
— Кхм… — протянул Курт, переводя свой неповторимый, по мнению коллег, испепеляющий взгляд с одного присутствующего на другого. — И могу я узнать, где оказался? Вашими стараниями, судя по всему, — качнул он головой в сторону колдуна у столика.
— Вы здесь, он там, — досадливо отмахнулся колдун. — И вектор поплыл... Не отвлекайте, если хотите оказаться дома, а не под кроватью у Нижней Мамы.
За годы службы Курт навидался всякого. Собеседники заискивали, хамили, запирались, умоляли, твердили одно и то же — он наловчился подстраиваться под любой вариант. Его пытались убить разные противники разным оружием — он научился противостоять им всем. Вот только пиетета перед малефиками так и не приобрел, а посему одним движением поднялся со стула, намереваясь взять невежу за плечо, развернуть к себе и заставить посмотреть в глаза.
— Не спеши гневаться, отрок, — проскрипел «спящий» в соседнем кресле старик. — На твой вопрос могут ответить и другие, а мешать магу за работой крайне неразумно. Особенно магу столь увлекающемуся и рассеянному. Просперо, мальчик мой, удовлетвори любопытство нашего гостя.
Признавая в целом правоту старика, «отрок» по инерции все же сделал еще пару шагов вперед, и первый из них дался ему с трудом, будто воздух, который он рассекал, вдруг загустел, потяжелел и не желал пропускать сквозь себя настойчивого майстера инквизитора.
Но уже в следующий момент ощущение схлынуло, сопровождаемое тихим свистом человека, сидящего справа, и особенно звучным причмокиванием старика.
Курт обернулся, вперив тяжелый взгляд в сидящих перед ним людей. Назвать давно разменявшего четвертый десяток инквизитора отроком рискнули бы немногие, но отвечать на подобный выпад стал бы разве что неопытный курсант.
Двое помоложе переглядывались и перемигивались; старик сонно улыбался и жевал губами.
— Итак? — Курт подвинул свой стул на несколько шагов вперед, уселся на него верхом и, сложив руки на спинке, продолжил буравить взглядом почтенное собрание. Краем глаза он наблюдал за суетящимся у столика колдуном.
— Сударь, — спокойно произнес гигант, по всей видимости, тот самый Просперо, — я непременно отвечу на ваши вопросы, но, прошу вас, удовлетворите мое любопытство. На чем основан ваш механизм блокации? Я ранее видел блокатора за работой, но картина изменений в структуре тонких связей совсем иная!
— Торгуетесь с инквизитором? — усмехнулся Курт. — Бесполезно. Даже обладай я интересующими вас сведениями, сперва вам придется ответить на мои вопросы.
— А-а, — понимающе улыбнулся гигант по имени Просперо. Каким-то образом он умудрялся сохранять абсолютно расслабленную позу и очевидно старался совершать минимум телодвижений. — Сударь квизитор. Это многое объясняет. Что ж, добро пожаловать в личную лабораторию Фортуната Цвяха. Дела магические не по части Бдительного приказа, но вам как пострадавшему я постараюсь объяснить по возможности понятно. А для начала представлю присутствующих. Я — Просперо Кольраун, боевой маг реттийского трона. Рядом со мной Серафим Нексус, глава лейб-малефициума, далее — Матиас Кручек, приват-доцент, демонолог, а тот рассеянный экспериментатор у стола и есть сударь Цвях.
— Зараза, — устало протянул Курт. Он уже догадывался, что покинул пределы Империи, хоть разговор и велся на чистом немецком, но все его познания в политике и географии не помогали ответить на вопрос, в каком государстве малефики обосновались у самого трона, а стража именуется Бдительным приказом. Из чего следовало, что, скорее всего, его угораздило очутиться очень далеко от дома. На иной ветви Древа Миров, если не где-нибудь еще дальше. — Так как же я здесь очутился? — задал он наиболее насущный вопрос.
— Видите ли, сударь?..
— Гессе, — коротко представился Курт в ответ на вопросительный взгляд Кольрауна.
— Понимаете ли, сударь Гессе, — благодушно произнес гигант, — наш многоуважаемый коллега Цвях проводит крайне любопытный эксперимент, однако, как вы изволите видеть, кое-что пошло не так. И вот вы оказались здесь, а еще один наш коллега — там, где были вы, — он пожал плечами, вернее, наметил таковое движение. — Искренне надеюсь, что очень скоро все вернутся на свои места. Иначе я не берусь предсказать последствия.
— Кто, кстати, у вас занимается преступлениями с применением магии? — осведомился Курт. — Если у вас существует такое понятие, конечно.
— Разумеется, — кивнул Кольраун. — Это в юрисдикции Тихого трибунала. Но, выходит, я ошибся. Любому сотруднику Бдительного приказа это известно. Даже жаль... Виль... да что там, даже Месроп не отказался бы от сотрудника с такой поразительной устойчивостью к магическим воздействиям. Но, в таком случае, кто вы и откуда? Сделайте милость, расскажите, если я ответил на все ваши вопросы.
— Не на все, — криво усмехнулся Курт. — Но я отвечу. Курт Игнациус Гессе, барон фон Вайденхорст по прозвищу Молот Ведьм, подданный императора Священной Римской империи, особо уполномоченный следователь Конгрегации первого ранга. Это, по-видимому, аналог вашего Тихого Трибунала.
Он намеренно представился полным титулом со всеми регалиями, желая лишний раз проверить свою гипотезу. Увы. Громкое имя, которым пугают детей по всей Германии, не произвело на присутствующих особого впечатления. Зато при упоминание империи демонолог Кручек резко оживился.
— Прекрасно! — воскликнул он, всплескивая руками и едва не вскакивая с места. — Это же прорыв, судари мои! Это подлинный прорыв! Новое слово в Высокой Науке! Живое доказательство существования других измерений! Фарт, запомни, что ты сделал! Слышишь? Ты войдешь в историю, если сможешь повторить свой опыт. Сударь, — занятый какими-то приготовлениями колдун на демонолога не отреагировал, и тот переключился на Курта, — вы ведь нас не разыгрываете?
— У меня отвратительное чувство юмора, — мрачно заверил майстер инквизитор и тут же задал следующий вопрос: — А как у вас карается ересь?
— Да никак, — удивился Просперо. — Каждый волен молоть чушь в меру своего разумения. Худшее, чем вы рискуете, это что вас не будут воспринимать всерьез.
— Есть! — воскликнул Цвях, прежде чем Курт успел что-нибудь сказать. — Готово! Сейчас будет обратный перенос. Сударь, зачем вы встали? Вернитесь на свое место!
— Подождите-подождите, — запротестовал Курт, но все же встал и потащил стул обратно. — Что вы говорили о...
* * *
— Итак, ваш профиль — малефиция, — произнес человек по имени Антонио Висконти. — И вы хотите сказать, что ваша деятельность не является незаконной, а вы сами состоите на королевской службе?
— Именно так, — согласился Андреа и попытался объяснить как можно понятнее: — Мои врожденные магические способности действительно состоят в том, что я могу видеть наложенный кем-то сглаз или порчу, а могу и сам их наложить. Но даже такие, казалось бы, разрушительные таланты можно применить во благо.
— Я был бы глубочайше вам признателен, когда бы вы привели пример подобного благотворного применения малефиции, — с воодушевлением проговорил старец по имени Альберт. Сидевший рядом с ним молодой барон фон Вегерхоф лишь загадочно усмехнулся при этих словах.
— Охотно, — не стал запираться Андреа. — Предположим… — он задумался на несколько секунд, подбирая пример попроще, который не повлек бы за собой павлиний хвост уточняющих вопросов, проистекающих из незнания обыденных, казалось бы, вещей. — Предположим, вам нужно открыть дверь, однако запирающий ее замок заклинило. Можно прорубить дверь топором или выпилить замок, но точно так же можно этот замок сглазить, чтобы он проржавел и рассыпался в труху.
— Любопытно, — заметил другой старец, представленный как дон Сфорца. — Я бы предположил, что сила подобной направленности могла бы найти применение в делах военных.
— О, само соб…
* * *
— …блокаторах? Блокируются магические способности или конкретные проявления? И по какому принципу?
Гигант-малефик исчез. На табурете, где он только что сидел, стоял Гессе, как малыш на семейном празднике, только почему-то спиной к присутствующим, и сурово допрашивал стену перед собой.
— Слава тебе, Господи, — облегченно выдохнул Бруно.
— Гессе, ты все еще кого-то допрашиваешь? — изумился Висконти. — А я полагал, ты уже всех сжег. Отчет составишь вечером. А пока вернемся к делу. Так что ты можешь сказать по сути, если отбросить неуместный сарказм?
— Я могу сказать, что если подобный «обмен опытом» случится не с нами, а с Бальтазаром или Мельхиором, они времени даром терять не станут. Поэтому если что-то не в силах человеческих, самое время начать работать с Божьей помощью.
* * *
— …ой! — Андреа Мускулюс гулко приземлился на пол на том месте, где только что стоял любопытный гость из другого измерения. Донести злополучный стул до места никто, разумеется, так и не успел.
Фортунат Цвях, поминая попеременно Овал небес, Вечного Странника и Нижнюю Маму со всеми ее демонами, пытался воссоздать пассы, при помощи которых открыл портал в иное измерение. Но упрямая третья переменная никак не желала давать получившийся вектор, даже если по очереди ошибиться во всех возможных местах.
А Серафим Нексус довольно улыбался, подремывая в кресле. Отличный получился сглаз. Можно сказать, ювелирный. И точка приложения идеальная, и мощность импульса. Чуть слабее, и обратное перемещение захватило бы комнату целиком. Чуть сильнее, и все вовсе пошло бы кувырком. А вы говорите, благое дело малефицией не назовут.
Tags: Конгрегация_ЗФБ_2018
Subscribe
promo congregatio june 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments