Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

Винни-Пух и... и всё

Попалась новость о выходе фильма "Кристофер Робин", и вспомнилось, как недавно наткнулась в каком-то фейсбучном обсуждении на ругань в сторону современных переводчиков - нечем, мол, им заняться, портят старые переводы, напридумывали какого-то Хрюню и Ушастика...
Как оказалось, некогда громкий процесс для многих прошел где-то в стороне, о нем многие то ли не знали, то ли забыли, поэтому ниже будет копипаста о, казалось бы, баянистой новости. Ибо под выход фильма, подозреваю, обсуждения среди тех, кто не в теме, еще будут, и не раз.
Ну, и заодно положу в свой "архив копиратства" то, что там давно уже должно было лежать. Для истории, так сказать.

* * * * *

Как известно, переводчику принадлежит исключительное право на его перевод, которое, однако, должно осуществляться с соблюдением права автора «оригинального» произведения. Соответственно, никто не имеет права издавать перевод без разрешения переводчика или последующих обладателей права на перевод, разумеется, в дополнение к разрешению от обладателя права на оригинал.  Однако правопреемники Заходера этим ограничиваться не собирались.  Они предъявили права не только на перевод сказки о Винни-Пухе (который они предпочитают называть «пересказом»), но и на самого Винни-Пуха как персонажа этой сказки, на его имя и, что самое главное, на производные от этого имени товарные знаки.

Эти требования могут показаться абсурдными.  Казалось бы, права на Винни-Пуха как персонажа книги и на его имя принадлежат Милну (его наследникам и правопреемникам), а вовсе не Заходеру (или его наследникам и правопреемникам).  Российские суды, однако, пришли к иным выводам.

Согласно российскому законодательству, «авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора». При этом регистрация товарного знака, тождественного названию известного в России произведения, а также «персонажу или цитате из такого произведения», требует согласия правообладателя.

Кому же принадлежат права на Винни-Пуха в России? По мнению Федерального арбитражного суда Московского округа (ФАС МО), высказанном в постановлении от 2005 года, Борису Заходеру, а в настоящее время его наследникам и правопреемникам.

В данном деле аннулирования товарного знака «Винни» фактически добивалось общество (третье лицо в споре заявителя и Роспатента), получившее исключительное право на использование слова «Винни» по «авторскому договору» с Борисом Заходером в 1998 году.

«Рассматривая спор, суд первой и апелляционной инстанций установил, что сказка Б. Заходера «Винни-Пух и все-все-все» является производным произведением от сказки А. Милна. Между тем персонаж в сказке Б. Заходера отличается от персонажа сказки А. Милна. Его имя не является дословным переводом имени английского персонажа. ... В сказке Б. Заходера персонаж медвежонка Винни-Пух или Винни приспособлен к восприятию русскоязычного читателя, имеет некоторые различия в поведении, то есть наделен автором определенными оригинальными узнаваемыми чертами. Слово «Винни» введено в лексикон русского языка Б. Заходером после издания в 1960 году книги «Винни-Пух и все-все-все» ... и персонаж под именем Винни или Винни-Пух получил широкую известность российского потребителя», - так пояснил свою позицию ФАС МО.  По заключению суда, «имя Винни является одной из составляющей персонажа медвежонка сказки Б. Заходера, обладающего признаками оригинальности и являющегося объектом защиты авторского права».

В результате решение Роспатента об аннулировании словесного товарного знака «Винни», зарегистрированного коммерческой организацией – причем едва ли не по всем классам Международной классификации товаров и услуг – без разрешения правопреемников Заходера, было оставлено в силе.

Заметим, что этот иск был подан еще в 2002 году, то есть до предоставления защиты обладателям прав на «старые» иностранные произведения в 2004 году (см. предыдущую статью), но окончательное решение было принято уже после этого, в 2005 году.  Не исключено, что если бы и зарубежные правообладатели приняли бы участие в деле, его исход был бы несколько иным.

Впрочем, впоследствии (2013 г.) ФАС МО еще раз подтвердил свою позицию в похожем споре по поводу товарного знака со словесным элементом «Винни-Пух», который некий индивидуальный предприниматель пытался зарегистрировать по классу 29 МКТУ (мясо, рыба, птица, дичь и др.).  Роспатент отказал в регистрации, с последующим подтверждением этого решения в судах трех инстанций.

«Решением Арбитражного суда города Москвы от 24 января 2001 по делу N А40-36374/02-2-125, вступившим в законную силу, установлено, что персонаж «Винни-Пух» является объектом авторских прав, принадлежавших Б. Заходеру, а в данный момент его наследнице – Г.С. Заходер», – сообщил предпринимателю суд.  «Как правомерно установлено Роспатентом и судами обеих инстанций, словесный элемент заявленного обозначения «Винни-Пух» воспроизводит имя персонажа произведения Б. Заходера «Винни-Пух и все-все-все», а не произведения А.А. Милна «WINNIE-THE-POOH»», – счел необходимым добавить ФАС МО.

Это мнение ФАС МО, конечно, очень спорное.  При всем уважении к талантливому переводу (пусть даже и пересказу) Бориса Заходера, вряд ли можно считать его Винни-Пуха совершенно другим персонажем, чем медвежонка из сказки Милна.  Ясно, что как минимум некоторые права в отношении как самого перевода (являющийся производным произведением), так и его персонажей должны быть и у правопреемников Милна.  Этот вопрос, однако, судом не исследовался.

Однако если Заходер и его правопреемники обладают правами на имя «Винни-Пух», то в еще большей степени это относится к именам других персонажей сказки (Пятачок, Иа-Иа, Тигра), которые не тождественны английским именам (Piglet, Eeyore, Tigger).  С исключительными правами переводчика приходится считаться даже обладателям прав на оригинальное произведение, которые не имеют права использовать перевод без разрешения переводчика (его правопреемников или лицензиатов).

Некоторые читатели, наверное, помнят, что когда мультфильмы Диснея о Винни-Пухе впервые появились на российском телевидении в 1990-х годах, их персонажи носили с детства знакомые имена, придуманные Борисом Заходером.  Однако в более поздних переводах мы неожиданно встречаем незнакомцев с режущими с непривычки слух кличками (Хрюник, Ушастик, Тигруля и т.п.).  Очевидно, эта замена была вызвана претензиями со стороны владельцев прав на перевод Заходера либо риском предъявления таких претензий в будущем.

(источник)
Tags: копиратство
Subscribe
promo congregatio март 17, 2025 09:00 221
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. А почему книги так странно изданы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments