Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Виктимология

Я тут покопалась в дайри у автора поста о позитивном мышлении и нашла ее пост о виктимологии. Я бы не согласилась с той частью, где сложившийся подход обосновывается советской системой "всего общественного" - по моему убеждению, копать надо куда глубже, в традицинную общинность. Я бы сказала даже, что советская система существенную часть этой общинности еще и изжила, но - увы, не до конца, да, и эти пережитки аукаются до сих пор.

Тем не менее, этот составной пост (склеен из двух ее записей 1 и 2) я сделаю. Подозреваю, что очень многие узнают немало нового об этой самой виктимологии и с чем ее едят.

* * * * *
Одна из трагедий современного общества в России состоит в том, что когда речь заходит о гендерных преступлениях, (изнасилование или домашнее насилие) государство до сих пор (и весьма открыто) придерживается патриархальной точки зрения.

Выносить сор из избы, вмешивать полицию в личные дела, нарваться, отказаться от ответственности... - это все (намного больше, конечно) можно легко услышать при попытке подать заявлиение в полицию, если вас, например, избил партнер.
Преступление, в котором замешаны личные отношения, имеющие сексуальную окраску как-то стали отдельным видом преступлений. Попробуйте представить реакцию ваших коллег* (подсознание поможет) на две фразы:

Ее у подъезда собственного дома ограбили
и
Ее у подъезда собственного дома изнасиловали.

Секс словно делает преступление более «личным».Изнасилование трактуется в первую очередь как сексуальное преступление, а не как преступление против личности. Перенесенное в сложную сферу интимной жизни, изнасилование трактуется как вопрос сексуального влечения, тогда как на самом деле оно было и остается вопросом контроля.

Рассвет виктимологии в России пришелся на 70-80 годы двадцатого века.

Энциклопедия юриста, бывшая мне достаточно близким другом весь период обучения, т.е. с 2000 по 2006 год, говорит что

«ВИКТИМОЛОГИЯ (лат. victima- жертва и греч. logos - учение) - криминологическое учение о жертве преступления, о типичных свойствах физических и юридических лиц, превращающих их в объекты преступных посягательств и определяющих характер и степень их криминальной уязвимости, а также о способности жертв преступлений самостоятельно защищать свои интересы от преступных посягательств и средствах повышения этой способности.»
Т.е., обращаю ваше внимание, что в России (пока речь идет только о России) виктимологией тогда (и сейчас) называли (и продолжают!) учение о ЖЕРТВЕ, о роли ЖЕРТВЫ в преступлении, тогда как личность преступника остается за кадром, словно она вообще не имеет особого значения.

Л. В. Франк, отец-основатель советской виктимологии, ввел понятие «вина потерпевшего» в 1966 году, определив виктимность как «склонность человека становиться жертвой преступления в результате его образа действия».

Это подхватили ученики и прочие последователи. В.С. Минская (по учебникам которой, в том числе, я училась) и Г.И. Чечель (так же достаточно популярный по сей день) развили поняти "отрицательное поведение потерпевшего, способствующее преступлению", под которое подходили "поступки и поведение, причинно связанные с преступлением, объективно причиняющие вред обществу при наличии в них элементов, способствующих зарождению у другого лица умысла на совершение преступления, либо его осуществление".

При рассмотрении гендерных преступлений основное внимание было направлено прежде всего на поведение пострадавшей женщины. Анализировались ее характеристики, ее поведение и даже стиль ее одежды.

- Что сделала жертва для того, чтобы против нее не было совершено преступление? - вот какой вопрос занимал советских криминологов, работавших с проблемой гендерного насилия.

Не обошлось без попыток оправдания насильника. Некто Г. Антонов-Романовский (написавший среди прочего книгу о мерах борьбы против пьянства и алкоголизма в свете соответствующих постановлений ЦК КПСС) в статье «Проблемы криминологического изучения изнасилований» берет на себя смелость заявить, что причина изнасилования «природна» и кроется в желании мужчины удовлетворить свои естественные сексуальные потребности.

Этот же замечательный «эксперт», среди прочего, связывал изнасилование с такими факторами, как возрастающее число партнеров у современных женщин и увеличившийся масштаб женского сексуального опыта.

Хор голосов советских виктимологов был подхвачен авторами научно-популярных брошюрок, недостатка в которых в это время не было.
Автор учебного пособия для старшеклассников (!!!) Т.Афанасьева, например, описывая историю изнасилования, безапелляционно заявляла: «Выяснилось, что "потерпевшие" были пьяны до встречи с насильниками. По собственной воле и охоте они довели себя до такого положения, когда все остальное происходило уже в полубессознательном состоянии "сторон". Так что не было насилия...Оттого я слова "потерпевшие" и "насильники" беру в кавычках».

Я напоминаю, что речь идет о СССР. В СССР, как мы знаем, тема секса вообще была табуирована. Личностное приносилось в жертву общественному, общественное превозносилось. Это НЕ МОГЛО НЕ СКАЗАТЬСЯ на характере всех исследований. Не могло НЕ ОКАЗАТЬ ВЛИЯНИЯ на научные теории в сфере изучения и анализа ЛИЧНОСТИ.

И когда вам говорят «виктимология доказала, что жертва провокатор» - помните, что этот человек мыслит категориями более чем 40-летней давности. Если вообще мыслит, а не прочитал в интернете, что такая наука существует, а виктима — в переводе с латыни — означает жертва.

* Можно не коллег, можно соседей, родственников, сокурсников. Т.е. любое окружение плюс-минус разношерстное окружение.
**************************************
Если верить словарю, то жертва — 1) человек, пострадавший или погибший от чего-либо; 2) человек, пострадавший или погибший ради чего-либо; 3) животное, объект охоты хищника; 4) живое существо или предмет, приносимое в дар божеству во время жертвоприношения.

Т.е. стать жертвой можно только при стороннем воздействии.

Таким образом, вывод: любой анализ поведения жертвы некомпетентен без анализа личности преступника, обстоятельств, времени, места etc.


Современная виктимология занимается отношениями преступника и жертвы начиная с момента возникновения уголовно наказуемого деяния.
Современная (увы, не советская) виктимология говорит нам о такой вещи, как роль государства и существующего общественно-социального строя в преступлении.
Она занимается изучением процессов виктимизации (т.е. становления жертвой) и прежде всего исследует проблему последовательного развития отношений между преступником и потерпевшим.

Отдельно хочу заметить, что и преступность и виктимность должны рассматриваться не только как статичные величины. Виктимизация и криминализация имеют одни и те же источники: исходные социальные условия, когда преступник и жертва принадлежат к одной и той же социальной среде. Ачто касается одной и той же социальной среды, то в этом случае криминализация (становление преступника) и виктимизация (становление жертвы) могут анализироваться как процессы социального взаимодействия.

Попробую с примером, «на пальцах».

Вася ударил Петю табуреткой по голове и ровно с этого момента Вася стал преступником, а Петя стал жертвой.

И вот тут мы начинаем говорить о предрасположенности. Выясняя все обстоятельства этого дела, мы узнаем, например, что эти двое пили вместе. Однажды Петя соблазнил младшую сестру Васи и, скотина такая, не женился на ней. Вася сестру очень любит и жалеет, и если внешне «все взрослые и все понимают», то в глубине души Вася считает, что Петя подонок и негодяй, что «по пьяной лавочке» и всплыло.*

А вот теперь следите за руками.

Можно ли говорить о предрасположенности Пети к тому, чтобы быть жертвой Васи?

Следуя из анамнеза, да. Развитие событий выглядит вполне себе вероятным.
В этот момент как раз начинаются рассуждения о «если ты пьешь с ворами опасайся за свой кошелек». Все верно, но есть, как в известном анекдоте, нюанс. Если, опять же грубо, то одним из «провокаторов» преступления является общество, сложившийся общественный и государственный строй. Т.е., например, ситуация уже была бы другой, если бы внебрачный секс до сих пор не являлся поводом к осуждению. **

Сделите за руками-2.

Была ли предрасположенность Пети к тому, чтобы быть жертвой?

Нет. Потому что будь на месте Васи любой другой мужик — с другим воспитанием, другими жизненными ценностями, другим мировоззрением и далее — ничего бы не произошло.
Будь Петя другим мужиком, с другим воспитанием, другими жизненными ценностями, другим мировоззрением и далее — ничего бы не произошло. Если бы на месте Васи был, например, Илья, при тех же исходных данных преступления бы не произошло.

И — следите за руками еще раз — предрасположенность никоим образом не означает вины и ответственности. У Пети был выбор, пить ли с Васей, но никто не предоставил ему выбор, получать ли табуреткой по голове.

Преступление дает выбор только одному человеку — преступнику. Соответственно, вся вина и вся ответственность может быть только на преступнике.


*Я понимаю, что пример — грубее некуда, но, думаю, нам сложнее и не надо сейчас.
** Да, это тоже все очень грубо, я пытаюсь найти балоанс между «на пальцах», «без лишних терминов» и «не на 100500 страниц».
****************************************************
Вообще, есть даже специальный термин - "предупреждение преступности" (по факту - предупреждение преступлений, конечно). Например, наказание за преступление - профилактика. Работа социальных служб - профилактика. Всевозможные горячие линии, просветительская работа, социальная реклама, тут много-много всего. У нас, я горько плачу об этом, к сожалению из бюджета выделяются какие-то невразумительные средства, более того, все вот эти нынешние духовные скрепы, так удачно заменившие некоторым мозги, и прочая "генеральная линия", имхо, прямой путь к увеличению преступности.

Вот почему.

Анализируя личность жертвы (или жертв, если речь идет об условной "серии") мы получаем своего рода портрет преступника. Вообще весь собранный анамнез дает более-менее четкую картину "Что привело к". Например, наш герой Василий бьет табуреткой своего приятеля в том числе потому, что уверен а) Петр виновен б) Это достойное наказание за его вину.
Что привело к тому, что такие мысли обосновались в Васиной голове? Навскидку - воспитание (настоящий мужик ведет себя так-то), "голос" социума (переспать с женщиной - обесчестить - еще и без брака - кошмар кошмарный), отношение к женщине как к несамостоятельной единице (мнение сестры и ее желания мы не рассматриваем, она не личность, она "испачканная собственность") и еще всякие, столь же милые, плюшки. Можно, например, предположить, что Вася сам получил однажды табуреткой "за дело, я ж без претензий, мужские разборки, чо мы как бабы" и считает это в принципе нормой. Всякое бывает. Сам виноват, чо.

Вместо табуретки и обесчещенной сестры можно поставить любые иные ситуации, разница на выходе будет невелика.

Что можем сделать лично мы и сейчас.

Участвовать в работе кризисных центров и центров социальной защиты.
Участвовать в обсуждениях.
Знать, что жертва не виновата.
По возможности пресекать обвинение жертвы.

Это для других.

Для себя - банально - помнить, что психологи полезные люди и порядок в голове отличная штука. Соблюдать разумную технику безопасности. Опять же, точно знать, что жертва не виновата.
Общаться с хорошими людьми и на всякий случай, носить с собой газовый балончик.
Tags: гендерное, общество
Subscribe
promo congregatio март 17, 2020 09:00 201
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. Будет ли допечатка "Стези…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments