Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Молчание авторов

Начну с цитаты:

* * * * *

Вот есть автор (мы знаем, конечно, что он умер, но представим себе, что как будто бы нет). Есть читатель. Между ними пролегает невидимая и не всегда легко находимая линия: слева (там, где автор) находится все то, что он, этот самый автор, хотел нам сказать, что входило в его изначальную интенцию. Все те мысли, образы, истории и идеи, которые он хотел донести до читателя. А справа (там, где читатель) находится пространство собственно восприятия - все те смыслы, образы и месседжи, которые мы сами - иногда довольно произвольным образом - вычитываем из произведения.

И вот мне как читателю очень важно, чтобы тот месседж, который я вычитаю, находился не слева, а справа. Чтобы у меня было стойкое ощущение, что это я, я сама, без подсказок и давления, конструирую месседж, что его втемяшивание в мою голову не было главной авторской интенцией. Что я свободна в своей интерпретации, что да, есть пространство допустимых для автора значений, но нет единого, обязательного для всех и однозначного ключа.

В том же случае, когда я чувствую, как на левой, авторской стороне темной тучей до самого неба встает великий и необоримый МЕССЕДЖ, я начинаю дергаться и подозревать, что мной манипулируют, что меня - взрослую, в общем-то, девочку - воспитывают и вообще используют втемную. Делают вид, что рассказывают интересную историю, а на самом деле пытаются сделать меня лучше, не поинтересовавшись, надо ли оно мне и что вообще такое лучше.

/.../

Словом, мне важно, чтобы конструирование месседжа происходило на читательской стороне, а не на писательской, и оставляло простор для интерпретаций. Конечно, это все равно в конечном счете про ловкость авторских рук, но я хочу обманываться - хочу, чтобы автор заставил меня поверить, будто я сама себе все из его романа вычитала (или, как говорили у нас на кафедре, "в него вчитала").

/.../
Ну, и особоенно неприятно, конечно, когда весь сыр-бор (в смысле, весь роман) затевается исключительно ради того, чтобы читатель точно понял, что автор хотел ему сказать, максимально четко и однозначно, без вариаций и вольностей.

И именно это - не отсутствие месседжа как такового, а его широта, поливариантность и, в конечном счете, гибкость - и отличает, на мой вкус, большую литературу от, скажем деликатно, литературы поменьше.



* * * * *
Полностью (с примерами книг, которых я не читала, а потому не обсуждаю) пост можно прочитать здесь. Да, это снова Юзефович.

Забавно, что подобный "месседж" мне за сегодня попался уже второй раз, первый раз во френдленте, но за последние годы в той или иной форме этот подход встречался не единожды. Кто еще остался тут из старых посетителей моей жежешки, наверное, помнит эпичную хронику обсуждений моих книжек на пресловутом Фантлабе, где ведущие обсуждатели отстаивали именно эту мысль: "читатель должен сам решать, о чем написано у автора". Упомянутые обсуждатели считали (да и считают, просто сейчас обсуждение стухло), что это право надо у автора вырвать, если потребуется - с кровью. Права решать, что и зачем написано, какова основная мысль, что и почему думал и решал тот или иной герой, каково само устройство мира - всех этих прав у автора оставаться не должно.

И ведь это, так сказать, тренд последних лет повсюду, не только на Фантлабе или еще каком ресурсе, позиционирующем себя как "серьезный". То ли в пику школьному "согласно инструкции ВЦСПС Пушкин хотел сказать, что занавески означают тоску по родине", то ли под влиянием интернета, позволившего выражать мнение и создавшего ощущение, что любое из них является ценным априори, а может, по обеим причинам вместе или по какой-то третьей, но эта позиция - она давно уже пустила корни и на сей день прочно укрепилась. А уж когда в руки сетевым критикам угодил Барт со своей "Смертью автора" - он немедленно стал вундервафлей, которой можно было припечатывать строптивых писак по тыковке. "Барт сказал - текст создает впечатление читателя, понял? а тебя, клепателя букаф, тут вообще не стояло, брысь!".

Причем мадам-то Юзефович в этом плане куда честнее: она просто говорит "мне такое не нравится", если автор пытается оставить за собой право решать, что и зачем он написал, и отказывается такие книги читать или ругает те, что прочитала, именно за эту авторскую позицию. Вот только интересно было бы спросить у мадам критикессы, а как по ее мнению, вся русская классика, напичканная однозначными "месседжами" чуть более чем по уши - она тоже "литература поменьше"?..
Tags: критичное
Subscribe
promo congregatio march 17, 2020 09:00 201
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. Будет ли допечатка "Стези…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →