Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Category:

Издательское

Любопытные два поста в ВК у Никиты Аверина. Настолько разные, что я даже перечитала второй раз - вдруг один из текстов не его, а копипаста. Но нет. Оба его.

Первый:

"Писатели - это мусор" или Почему я больше не работаю с издательствами

Проблема современных издательств (особенно крупных) в том, что большинство их сотрудников относятся к писателям как к чему-то назойливому и незначительному, словно комариный писк или плач соседского ребенка за стеной. Писатель для современного работника издательств это ни друг, ни деловой партнер, а так, досадная неприятность.

Просто поймите психологию штатного сотрудника издательства: у него есть офис, рабочий график, план, обеденный перерыв, планы на отпуск, мечты о корпоративном празднике и страх перед начальством. Сотрудник живет своей жизнью, своими заботами. А тут письмо, или звонок, или (что вообще кошмар) личный визит писателя. И вечно этому писателю что-то надо - то долги ему выплати, то авторские экземпляры предоставь, то договора и акты ему подпиши. Больше того, таких надоед ни один, ни два, а целая толпа! И каждый день они отвлекают сотрудника от его работы.

Не спрашивайте меня, почему многие сотрудники издательств считают что работа с писателями, чьи книги они издают и продажи от которых формируют их заработную плату, отпускные, бонусы и премии, корпоративные фуршеты и прочие ништяки - это нечто сверхурочное, не попадающие в круг их прямых обязанностей. Но, поверьте мне, я знаю о чем я говорю: именно такое отношение сейчас является нормой даже для самых больших издательских домов в России.

Конечно, есть и исключения. Есть редактора, которые всё время держат руку на пульсе и пытаются максимально быстро и хорошо решать все вопросы со своими авторами. И макеты обложек пришлют, и с начальством поговорят и в бухгалтерию сбегают узнать когда гонорар писателю перечислят. Но таких сейчас - ЕДИНИЦЫ. Плюс, зачастую их усилия разбиваются о наплевательское отношение к вопросам писателей со стороны сотрудников других отделов (финансового, рекламного, маркетингового, юридического, логистического и т.д.) или со стороны руководства. Ведь у них свои планы, графики, перерывы на обед, совещания. Они заняты ВАЖНЫМИ делами.

Выплачивать писателю гонорары и роялти с задержками по полгода, да и то лишь в том случае, если он сам о себе напоминает - это вообще норма. Даже если писатель (что, к сожалению, бывает довольно часто) умер - сотрудники издательств даже не подумают начать поиски его наследников. При всё при этом надо понимать - речь о выплатах такого размера, что дворник или уборщица получают за месяц своей работы.

А писатель? Да что писатель, подождет своей очереди. Решим мы его вопрос... потом... когда-нибудь.

Сейчас мы имеем закостенелую систему, когда один из основополагающих элементов издательского дела, писатели, являются раздражающим фактором, с которым издатели не горят желанием возиться. Исключение - если это топовый или зарубежный автор. Уровень отношения ко всем остальным писателям я уже вам описал.

P.S. В издательствах есть много отличных сотрудников. Есть крутые и ответственные редактора, есть хорошие руководители, есть ответственный юристы и бухгалтера. Но с каждым месяцем их становится всё меньше. Если это не исправить, традиционные издатели и дальше будут отталкивать от себя современных писателей.
На месте издателей, я бы задумался, пока ещё не очень поздно...

Второй:

"Писатели - наше всё!" или Почему стоит работать с издательствами

А теперь мы поговорим о том, как издатели работают над решением сложившихся проблем в работе с писателями. За последний год в индустрии произошли большие изменения: издательства наконец-то обратили внимание на то что существует ряд проблем, для устранения которых требуется, по сути, одно: коммуникация. Коммуникация с авторами.

С 2010 года писатели научились многим вещам: вести страницы в социальных сетях; общаться с читателями и аккумулировать вокруг себя «ядерную аудиторию»; договариваться об организации своих выступлений в местных книжных магазинах, библиотеках, арт-пространствах; нашли контакт с букблогерами и литкритиками, с фрилансерами редакторами, корректорами, художниками, декламаторами и бета-ридерами; они освоили различные сервисы самиздата — как электронного, так и бумажного; активно проводят всевозможные активности — конкурсы, рекламные и pr-акции, распродаж и т.д.

Таким образом в России сформировалось целое сообщество писателей/читателей/издателей существующее в отрыве от традиционного книгоиздания. Иногда эти два сообщества соприкасаются бортами, но по большей части существуют самостоятельно.

Если в финансовых показателях сетевой литературе ещё далеко до бумажной (1 млрд. руб. против 80 млрд. руб.), то в аспекте охвата аудитории они практически одинаковые.
/при этом стоит отметить, что процент взаимопроникновения аудиторий довольно скромный, т. е. это два разных типа читателей/

И тут мы подходим к главному, к тем фактам, о которых очень редко задумывается большинство современных писателей:
1. На данный момент (начало 2019 года) издатели не могут предложить авторам столь же выгодные условия от электронных продаж, какие предлагают сетевые площадки;
2. Издатели пока не могут продвигать каждого автора в отдельности на просторах рунета столь же эффективно, как интернет-ресурсы;
Но при этом:
1. На данный момент (начало 2019 года) сетевые площадки и типографии PoD не могут издать автора бумажным тиражом свыше 5000 экз. (как правило тиражи бумажных книг по требованию колеблются от 100 до 1000 экз.)
2. Интернет-порталы и типографии не обладают связями и контактами со всеми сетями офлайн-магазинов, имеющихся практически во всех населенных пунктах России
3. У порталов, типографий и инди-авторов нет выходов и договоренностей с крупнейшими онлайн-магазинами, такими как book24, Лабиринт, WildBerries и т.д.
4. Только у традиционных издателей есть книжные выставки, фестивали, бюджеты, эфиры на федеральных радио и ТВ
5. И ещё множество аспектов, которые на данные момент писателю могут предложить лишь в традиционных издательствах.
К чему я веду? К тому, что когда автор безапелляционно заявляет, что он больше никогда не будет иметь дел с традиционными издателями, он, по сути, сокращает свою потенциальную аудиторию почти в два раза.

Да, в работе с традиционными издательствами есть определенные сложности. Но как я сказал в самом начале данной заметки, за последний год появились реальные изменения к лучшему.
- Вместо перспективы работать с монополистом (ЭКСМО-АСТ), сейчас писатели сотрудничают с импринтами, хоть и входящими в холдинг, но при этом имеющие автономии в вопросах финансовой и рекламной политик.
- В самом большом издательстве, ЭКСМО, постепенно (хотя не так быстро, как бы всем хотелось) решают вопрос документооборота и финансовой отчетности. Да, ещё раз — происходит это не быстро. Когда идет речь о таких огромных корпорациях, нужно понимать, что это неизбежные трудности. Есть перспективы, что в ближайшем будущем авторские кабинеты появятся у всех авторов всех подразделений холдинга.
- Сотрудники издательств стали прислушиваться к проблемам простых, не топовых, писателей. Но не просто прислушиваться, но и помогать их решать.

Умный и дальновидный писатель сможет взглянуть на сложившуюся ситуацию в книжном рынке России и сделает правильные выводы. В каких вопросах сотрудничать с издателями, в каких с независимыми порталами.

Главное — это диалог. Если вы решаете проблемы при помощи спокойного делового обсуждения, то вы получите многократно больше, нежели огородившись от окружающей действительности никому не нужными принципами и обидами.

* * *
И если с первым текстом можно согласиться от и до, то второй вызывает (лично у меня) ассоциации с покаянным письмом.

Холдинг старается, холдинг работает, холдинг вот-вот начнет даже относиться к авторам по-людски! Честно. Уже скоро. Вот чай допьет, отпускные распишет, и сразу начнет. Сами понимаете, вас много, а он один.

Тираж 5000 экземпляров? Серьезно? Это у кого такие тиражи - у Звездной, Олдей и, простихосспади, Поселягина? Да-да, Поселягин, "Ганфайтер", 2017 год, тираж 5500 экземпляров. И Олди рядом, с "Отщепенцем" из ойкуменского цикла, 5000 экз. Так этих авторов и не надо ни в чем убеждать, они и так с издательствами работали, работают и работать будут. А тех, кого убеждать надо, уже сейчас и печатают тиражами по тыще экзмемпляров. Ну и нафига козе баян?

"Умный и дальновидный писатель сделает правильные выводы"... Так и видится доверительно ползущая по авторской коленке редакторская шаловливая ладонь. Спокойное деловое обсуждение. Не ломайтесь, ну что за глупые принципы и обидки. Главное же - диалог, сами понимаете, да. А там и пять тыщ тиража будет, честно. Главредом клянусь!

"За последний год в индустрии произошли большие изменения: издательства наконец-то обратили внимание на то что существует ряд проблем"...
Не, ну могло быть и хуже. Они могли и не заметить.
Tags: издательства, хроника пикирующей книги
Subscribe
promo congregatio июнь 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
- Надо было брать дробовики.
- Сколько их будет?
- Три-четыре.
- Включая нашего издателя?
- Не уверен.
- То есть, их может быть пять или больше?
- Возможно.
- Надо было брать дробовики.

***

- По-русски! Ты говоришь по-русски?
- Да!
- Значит ты понимаешь, что я тебе говорю?
- Д-да!
- Опиши мне, как выглядит современный читатель!
- Что?
- А ну еще раз скажи "что"! - классик наставил пистолет. - Скажи-скажи еще раз! Скажи еще раз "что"!
- Он хорошо зарабатывает!
- Продолжай!
- Ему тридцать лет!
- Он похож на шар?
- Что?
- Для глухих повторю по слогам. Он по-хож на шар?
- Нееет!
- Ну так почему же ты пытаешься его надуть?
- Я не пытался!
- Нет пытался! Пытался, главред! Ты пытался его надуть!
- Нет-нет!
- Но читатель не любит когда его надувают, он сам кого угодно надует!

***

- Какой у тебя псевдоним?
- рНтмёьл7##дынц.
- Что это означает?
- Я с Самиздата, дорогуша. Наши псевдонимы вообще ни хрена не значат.

***

- Нет, позволь задать тебе вопрос. Когда ты брал мою рукопись, видел на обложке надпись "Склад мёртвых обоснуев"?
- Нет. Я не видел.
- А ты знаешь, почему ты не заметил надпись "Склад мёртвых обоснуев"?
- Почему?
- Да потому что её там нет! Русская литература - не склад мёртвых обоснуев.

***

Литературный критик:
- Объясняю для особо умных. Я здесь не для того, чтобы о чём-то просить. Я здесь для того, чтобы говорить тебе, что надо делать. И, если тебе не чужд инстинкт самосохранения, давай-ка, правь свой роман. Я здесь для того, чтобы помогать. Но, если мою помощь не ценят — желаю удачи, авторы.

***

— Сколько стоит этот ромфант?
— 50 долларов.
— В него что, купюры между страниц вкладывают?

***

―Когда ты напишешь по моему заказу эту серию про рептилоидов-лесбиянок, может что-то начнет у тебя зудеть. Это твоя гордость дурит. В жопу гордость! От гордости только срань. Никакого проку. Придави ее нахрен. Потому что через год, оттягиваясь на Карибах, ты скажешь себе - Главред был прав.

***

Главред:
- Если ты дашь ему уйти с полтора штукой баксов гонорара, я его застрелю! Из принципа.

***

- Чей это цикл?
- Это не цикл, это роман, дорогая.
- А чей это роман?
- Главреда.
- А кто такой Главред?
- Главред мёртв, детка. Главред мёртв.

:)
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →