Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

Препарация синего кита

Мадам Мурсалиева снова разродилась статьей про синекитовых кураторов. Статья, если кому интересно, тут, а я ниже перепощу разбор, который мне принес Фейсбук.
От себя замечу, что на фоне все более настойчивых попыток цензурировать Рунет - очень своевременная статейка.

* * * *

Три вопроса к новой статье Галины Мурсалиевой про “синих китов”.
Товарищи, я держалась два дня. Но не смогла, простите. Мне постоянно приходят сообщения с просьбой хоть статью как-то прокомментировать. Дальнейшее содержит многобукф и написано совместно с психиатром Иосифом Зислиным Josef Zislin

Итак, сначала кратко, о чем новая статья. Галина Мурсалиева, автор нашумевшей истории о загадочной организации кураторов, которые принуждают к самоубийству наших детей в «группах смерти», спустя три года написала новую статью. Ее герой, молодой человек Олег Капаев вступил в группы смерти, попал под влияние “кураторов”, начал увлекаться селф-хармом, резать себе вены, мало спать, беседовать с каким-то невидимым человеком через интернет, обсуждать самоубийства. В результате едва не покончил с собой. Его госпитализировали и помогли “выйти”. В конце статьи приводятся мнения разных экспертов про опасность организации кураторов.

К этой статье есть ряд фактологических вопросов (оставим в стороне идеологию автора).

ВОПРОС ПЕРВЫЙ: ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ОЛЕГОМ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ МЕДИЦИНЫ?
Интернет-манипулирование или “зомбирование”, о которых много говорится в статье, не являются медицинскими диагнозом. Олег К., герой статьи, попал в психиатрическую больницу имени Гиляровского, согласно его рассказу, после попытки суицида под влиянием “группы смерти”. Галина Мурсалиева пишет: “Диагноз при направлении: смешанное расстройство эмоций и поведения, обусловленное расстройством адаптации».
Однако здесь цитируется не медицинский диагноз, а обоснование направления в больницу на лечение, выданное скорой помощью. Это разные вещи. По непонятным причинам, диагноз при выписке, который является ключевым для понимания поведения Олега, не приводится, хотя Галина Мурсалиева и указывает, что в ее распоряжении есть медицинская документация. Вот в этом и есть наш первый вопрос: ПОЧЕМУ не приводится? Возможно, потому, что его обнародование поставит под сомнение всю эту историю? Если герой рассказа поделился своей историей и предоставил “Новой” всю информацию, то почему не поделиться и этим? В конце статьи Галина Мурсалиева очень сдержанно говорит о том, что врачи, с которыми она беседовала, не исключают наличие у Олега душевной болезни, но не приводит цитат.

ВОПРОС ВТОРОЙ: ОТЛИЧАЕТСЯ ЛИ ПОПЫТКА ВЛИЯНИЯ НА ЗДОРОВОГО ЧЕЛОВЕКА ОТ ПОПЫТКИ ВЛИЯНИЯ НА БОЛЬНОГО?
В конце статьи Галина Мурсалиева говорит “Допустим: Олег был болен. ... И какая разница, кому внушили желание расстаться с жизнью — здоровому человеку или стоящему на грани заболевания?” Это большая ошибка. С точки зрения психиатрии существует важнейшая и принципиальная разница в самоубийстве человека с психическим заболеванием и человека без оного. Больной с тяжелой депрессией, частью которой часто являются суицидальные мысли, может совершить суицид под влиянием совершенно незначительных, с точки зрения здорового человека, факторов. Есть такой анекдот, что в Англии в метро перестали вешать таблички “выхода нет” - ровно поэтому!

Депрессивная предуготовленность к суициду не требует обычно никакого “подталкивания” или провокации. Спросите любого психиатра: а часто ли он, разбирая трагический уход из жизни психотического или депрессивного пациента, обсуждает “доведение до самоубийства” злоумышленниками? И ответ будет одинаков “Практически никогда!”. До суицида доводит болезнь, а не злоумышленники.

Клинические психиатры отлично знают, что при депрессии есть два временных пика суицидов - при входе в нее и при выходе из нее. При состояниях психоза динамика может быть другой, но логика остается той же: до суицида доводит болезнь, а не злоумышленники. Больной в состоянии психоза может совершить самоубийство под влиянием “голосов”, но мы же не будем искать того, кто “вкладывает” больному в голову эти мысли!

Напрашивается вопрос: может, легче депрессивного/психотического больного довести до самоубийства? Возможно, да. Но для ответа на этот вопрос надо обсуждать реальный диагноз у конкретного пациента, а не говорить о его “зомбированности” или о совершенно недоказанном положении о “гипнотическом состоянии, которое может держаться всю жизнь у людей с повышенной гипнабельностью”. Когда же на примере конкретного человека с известной историей госпитализации диагноз не приводится, то начинаются спекуляции о силах, приведших к трагедии.

ТРЕТИЙ ВОПРОС: КТО ЭКСПЕРТЫ?
Хотя точнее будет сказать, эксперты и “эксперты”. Галина Мурсалиева в качестве эксперта приводит мнение Сергея Пестова («Спасение детей от киберпреступлений»*”), специалиста по гипнозу Николая Захарова. психолога Алиса Гартэн и психиатра Вадима Гилода. Кто они такие и можем ли мы им доверять?

Профессиональный психиатр среди них один и это заведующий кризисным психиатрическим отделением Городской клинической больницы им. А.К. Ерамишанцева Вадим Гилод. Он работает совсем не в той больнице, где был госпитализирован Олег, и пациента не видел. В первой части экспертизы он говорит осторожно и профессионально. Но не отвечает на главный вопрос: чем болен Олег.

Второй эксперт - это Сергей Пестов. Про него известно очень много. Он был главным информантом Мурсалиевой по первой статье, он искренне верит в опасность Интернета, на шоу Гордона “Мужское и женское” про группы-смерти (2 вып) подробно рассказывал о том, что дьявол заключил договор с “кураторами” на поставку детских душ. Итак, первый эксперт все доказывает через договор с дьяволом (смотреть с 18 мин, https://www.youtube.com/watch?v=yfgHZqYJfJw)

Третий эксперт - это доцент кафедры детской и подростковой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Николай Захаров, который в статье представлен как “гипнолог”, вице-президент Российского общества гипнологов, что характерно, несуществующего: https://www.1cont.ru/contragent/1037739022540/main/scoring…) Николай Захаров который говорит, что “если внушение создано в гипнотическом состоянии, оно может держаться всю жизнь у людей с повышенной гипнабельностью”. Это более чем странное утверждение с медицинской точки зрения.

Четвертый эксперт - это психолог Алиса Гартэн, автор курса “Манипулирование сознанием и психикой детей и подростков в интернете на примере групп смерти”. Она этот курс продает и судя по всему, за большие деньги. Естественно, что ей выгодно, чтобы родители боялись групп смерти и платили ей деньги за избавление детей от них. И публикация в НГ - это прекрасная реклама.

Ни один из цитированных экспертов (специалист по договорным отношениям с дьяволом, спасатель от групп смерти за 1700 руб и вице-президент несуществующего общества гипнологов) пациента не видел и, судя по статье, диагноза не знает. Мнение же врачей, которые предполагают душевную болезнь у Олега, не приведено. А почему?

О чем же тогда экспертиза? А вот о чем: об опасности “синего кита”. Но тут имеется серьезная нестыковка: Галин Мурсалиева, пытаясь подтвердить свои тезисы, высказанные в статье 2016 года, приводит свидетельство одного выжившего. Это похвально. Но медицинских фактов, которые вроде бы есть в ее распоряжении, не приводит совсем. Если манипулирование и существует, то статья Галины Мурсалиевой - прекрасный пример этого.
PS. А вопросы все копятся. Здесь автор говорит о 15 случаев "работы кураторов", а в первой статье - о 130.

Tags: наш киберпунк, общество
Subscribe
promo congregatio июнь 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments