Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Category:

1547. Апокалипсис в день Сретения Господня (часть III, окончание)

<== часть вторая

– Итак, было это лет пятнадцать назад. Ровно пятнадцать лет – как раз в Сретение Господне…Тогда я в последний раз убил своими руками. Рода мы не очень знатного – так, вассалы третьих вассалов. Старый замок, кусок земли, горсть крестьян, долги… Мать умерла, папаша был чуть лучше, чем тот эльзасец, жить давал, хотя и спивался потихоньку. Двое нас было у него – я и сестра. Эдель. Сестру я любил – разумеется, как брат, не подумайте ничего плохого. Она была единственным мне родным существом, кроме спивающегося отца. Поэтому, когда она заболела, это был страшный удар для меня.
Сестра… Она внезапно впала в глубокий сон… Как в сказке, где принцесса уколола себе палец веретеном. Но Эдель ничем не кололась – это точно.
Она спала, слабела, могла пить только воду с медом. Я искал хороших врачей – тщетно. Даже я понимал, что кровопускания её убьют. Другие просто разводили руками… Я бросился по ведьмам и алхимикам… Тщетно! Одни отвары – не помогали, к другим – из ртути и янтаря я даже подходить боялся, на третьи не хватало денег.
Я бился в поисках серебра, отец пил, сестра умирала. С каждым днем я все более впадал в отчаяние.

Ульрах фон Кессельриг поднял кружку и шумно прикончил её в три глотка. Остальные также приложились, но сидели тихо, поглощенные рассказом.

– В один прекрасный день я был доведен до предела. Отец нашёл мою заначку с серебром и пропил, когда я прочесывал места, где собирали всякую оккультную дрянь, искал даже стрига, чтобы тот хоть укусом смог спасти сестру… Даже не думал, дурак, что она мне потом скажет, проснувшись и ощутив вкус крови. К счастью, никого не нашел. А тут еще бабка-ведунья, которая ухаживала за Эдель, сказала, что ей остался в лучшем случае – месяц. Я озверел. Только безумием можно объяснить то, что я сделал – ворвался в городскую церковь и проорал, глядя Ему в лицо, что Он – сволочь, ублюдок, раз допускает такое: жить моему отцу и умирать безгрешной сестре. Мне было пятнадцать – и я много чего наговорил в юношеском запале… В заключении свей речи, я громко пожелал, чтобы следующий день никогда не наступил. Чтобы хоть так сестра осталась жить.
– И что? – спросил кто-то из убийц хриплым шепотом.
– Кто-то меня ТАМ услышал, – рассказчик язвительно улыбнулся. – Может, бог древних германцев Локи, а может – Архангел Михаил или Георгий Победоносец, у военных всегда было плоховато с юмором. Вскоре ко мне примчался Ригерд – мой товарищ по воинским упражнениям. Он обрадовал меня, что в соседнем графстве появился знаменитый врач, который спасает даже безнадежных больных, что Ригерд уже отписал ему письмо и получил обнадеживающий ответ – врач знает эту болезнь! Через три недели – 21 день! – он будет тут и спасет сестру. Это время нужно, чтобы настоялось лекарство, которое ее разбудит.
Через примерно час наступила полночь. А вот новый день – не наступил.
Я оказался во временной петле: старый день, отец вновь нашел деньги и пропил, вновь те же люди, те же слова, те же события… То, о чем я кричал в церкви – свершилось. И вновь я получаю обнадеживающую весть – и снова тот же день.
Пытаясь найти выход, перед полуночью, я бросился в церковь и начал кричать, что хватит, не надо больше, я все понял! Ответ пришел в виде мерзкого хихиканья за спиной. Обернувшись, я увидел местного привратника, довольно неприятного типа, который обвинил меня в том, что я хочу обворовать церковные пожертвования. Я вспылил и саданул его в висок… Он упал и день… закончился. Новый день настал. А я стоял над трупом и размышлял о том, что похоже, для спасения сестры мне придется убивать людей…
Меня вскоре схватили – я плохо замел следы. Забыл перчатку, наступил в кровь, кроме того, меня заметил нищий. К счастью, они заперли меня… и новую полночь я встретил там, где и раньше – над телом. В той же церкви. Я начал понимать, как ЭТО работает… И следы заметал уже тщательнее. А потом начал искать новые жертвы, попутно размышляя, как от них избавиться, не бросив подозрение на меня.
– Якоб?
– Это правда, он не лжет…
– Охренительная история.
Маршалль попытался стряхнуть оцепенение от этого страшного рассказа:
– Ты должен был убить двадцать одного человека…
– Я и убил.
– Но это не могло не привлечь внимание…
– Внимание? О, этим я также не был обделен. Городок у нас небольшой, так что о нескольких смертях вскоре заговорили, а после шестого или седьмого трупа, а может и восьмого – одно тело они обнаружили позже других, приехали следователи Конгрегации. Еще через три-четыре жертвы я стал одним из подозреваемых. А ведь мне нужно было еще убить нескольких человек! Эх, вы не представляете, что это были за дни… Ад на земле. Найти жертву, убедить себя, что это – отброс, мразь, подонок, без которого будет лучше. Придумать, как его убить, как скрыть следы… Троих, в самом начале, я убил легко. Они были насильниками, я случайно заметил, как они издевались над девочкой-посудомойкой. Третий в этой компании оказался внуком той бабки, что следила за сестрой… Как она убивалась на его похоронах! Было… очень неприятно. Тогда уже я начал понимать, что возможно у самого отъявленного подонка есть кто-то, кто его любит и видит в нем – человека. Но прекратить убивать я уже не мог. Иначе все ЭТО было бы зря…
Он помолчал. Остальные его не торопили. Хотя, у них было полно вопросов, казалось, что эта история погрузила их в странных транс.
– Последних я убил уже будучи под плотным подозрением. Но я сумел провернуть все так, чтобы меня признали невиновным – ха, в тот самый день, когда я прикончил последнюю жертву. А потом к нам приехал тот врач с эликсиром. И когда сестра открыла глаза, я пошел и добровольно признался.
Это раскололо транс. Трактир наполнили негромкие крики:
– ЧТО?!
– Ты больной?!
– Идиот!
Маршалль почувствовал тревогу, но среагировать или отдать приказ не успел. Рассказчик снова весело оскалился:
– Погодите, это не все.

– Да, я добровольно сдался. Повинился. Всё рассказал. Поначалу они решили, что я – спятил. Или, что я прикрываю настоящую убийцу – свою сестру. Которую они подозревали в том, что она – стриг!
Я стоял на своем, и в итоге оказался перед Советом Конгрегации. Я повторил свои показания и был, казалось, морально готов к смерти. Было все равно – пусть сжигают. Новые дни уже не сливались в петлю, сестра крепла с каждым днем… Я написал ей, что ушёл в Крестовый Поход, мол дал такой обет, валялся на лежанке в камере, под строгой охраной и мне было… стремно. Как только может быть пятнадцатилетнему парню, который отправил на тот свет приличное число людей. Многих из них я знал. Кое-кого – очень хорошо.
Мой Крестовый поход начался, когда ко мне в камеру пришел твой соотечественник, итальянец, кардинал Сфорца. Который сказал, что таких как я они уже не сжигают, а пробуют вернуть к богу. Я много нагрешил, но пришел к ним сам – и вполне понимаю – ЧТО я наделал. Что у меня еще есть потенциал к хорошим делам. Что я должен использовать свой открывшийся талант – на благо людям. Что это испытание дал Бог или Дьявол – он не знает – кто именно, но я – его ПРОШЁЛ. И вернулся человеком, а мог бы – нелюдью.
Были и кроме меня, те, кто… Побывал ТАМ. Кто-то стал людоедом. Кто-то – святым. Ну, до святости мне далеко… Но работы хватает. Особенно – с вашим братом. Ну как, спать сильно хочется?
– So müde... – пробормотал Маршалль, сползая на пол. – Irgendetwas stimmt... irgendetwas stimmt nicht. Bin ich... hast du... Miststück!
– Schlaf gut, Liebling. Danke, – усмехнувшись, сказал фон Кессельриг, наклонившись над мужчиной и быстро его обыскивая. Остальные за столом уже прикрыли глаза и сопели. – Schlaf gut.
Быстро проверяя их карманы, он не умолкал ни на минуту:
– Я видел недоумение в ваших глазах. Мол, как я смог вас тут перехватить, кто вас предал, и так далее. Обрадую – никто, группа у вас в самом деле сплоченная, давно такого не видел. И дорогу, которой вы поедете, мы не знали. Но если бы вы поехали, скажем, на Восток – в Мекленбург, то наткнулись бы в каком-нибудь трактире на иного Ульраха фон Кессельрига. И тоже подошли бы к нему, глотнули бы пивка под разные байки такой незаурядной мишени… И на Западе. Сеть мы раскинули хорошо…
Это Конгрегация фон Кессельрига заказала в третий раз, обещая аж десять тысяч талеров. Это железно привлекло бы ваше внимание к такой скромной персоне. И вы бы подошли к такому, обязательно бы клюнули!
Только в ином случае, пиво было бы крепче, да истории короче – грешен я, поговорить люблю, истории рассказывать всякие… Сестра меня вечно этим попрекает. Да, сестра. Выздоровела, нашла дурака-братца, теперь помогает. Это она, переодетая, ту баронеску тиранила. Талант у нее проснулся – не мой, конечно, но тоже неплохо. Да вы её видели, это она нам пиво таскала.
Он с явным отвращением покосился на гору пивных кружек на столе.
– Я же рисковать не стал, с сильными дозами, вдруг не все будете пить, пришлось рассказывать долго – под такие истории пивко идет особенно хорошо. Хороший прием, с пивом? Ваш же брат малефик подсказал, мы творчески переработали…Сейчас зондергруппа подъедет – и все.
Он помолчал, и хотя никто из иных присутствующих не пошевелился, внезапно развернулся к Маршаллю и пристально взглянул ему в лицо.
– Привет тебе, кстати, от убитого инквизитора. Провалился ты, великий внушитель. А знаешь почему? Потому что истории у тех парней, что ты подставил, были один в один. А так – не бывает… Небрежно вы работаете… Работали.
Если есть на свете Дьявол, то он не козлоногий рогач, а Дракон о трёх головах, и головы эти — Небрежность, Жадность, Предательство. Две головы уже пыхнули на вас огнем. Третий огонь ты получишь в камере, после допроса с пристрастием. Такие, как вы, всегда предаете друг друга. Потому что за деньги работаете. А я мзду не беру – я за Империю радею.
Что? Какой талант у меня? Скажу, напоследок: талант палача. Вот все твердят: инквизиторы – палачи. А головой подумать над значением слова «палачи» никак не удается. Ведь палач – он же не просто мечом махать, этому любого мясника научить можно. Но что-то ни Курта Гессе, ни других выдающихся выпускников Академии в палачи не назначали. Палач – это выездной психолог с топором и очень крепкой психикой. Во-первых, потому что важно не просто иглы под ногти засовывать, а правильные вопросы при этом задавать и быть уверенным в том, что нужны именно иглы, а не, скажем, угольки за шиворот. Пока я вам истории рассказывал, то, кстати, считывал те точки, на которые вы довольно явно реагировали. И из-за которых будут колоть вас всех. Во-вторых, по ночам палач должен крепко спать, а не на мокрых от пота простынях с бессонницей ворочаться и на свою горькую судьбу обижаться. Но и избыток палачей ни к чему хорошему не ведет, либо практический опыт забываться будет, либо укравшего варенье у бабушки из погреба будут колесовать на главной площади.
Я, как выяснилось, – ОЧЕНЬ хороший палач.
Ну и последнее – разумеется, меня зовут не Ульрах Кессельриг. Ульрах! Найду того косорукого писаря, который записывал легенду, пару пальцев точно сломаю…

Молодая красивая женщина, осторожно перешагивая распростертые тела, поставила перед специальным агентом Конгрегации кувшин, кубок и несколько черных камешков, похожих на уголь. Тот, кривясь, проглотил их, запив парой кубков чистейшей воды.
– Каждый раз, – сказала она мелодичным голосом, – когда ты рассказываешь свои истории, мне становится страшно. Потому что я не знаю, сколько из этого правда, а что ты выдумал.
Он поднял голову, и пристальный наблюдатель, окажись он рядом, подметил бы очевидное сходство между ними – как у брата с сестрой. Она не стала долго смотреть ему в глаза и, развернувшись, исчезла на кухне. Где-то грохнула дверь – вероятно, прибыла зондергруппа. Он оглядел помещение, тела, снова налил себе воды:
– Каждый раз, когда я рассказываю свои истории, – проговорил он тихо, – мне становится жутко, потому что я-то знаю, что тут правда, а что – выдумка… Ужас, ужас…

1.    Турул – мифическая птица, напоминающая сокола, являющаяся одним из символов венгерского народа

Дочитавший сей опус человек, мало-мальски знакомый с произведениями литературы и кинематографа, возможно, найдет довольно много отсылок к различным книгам и фильмам. Это - "пасхалки", можете, ради интереса их поразгадывать. надеюсь, Вам понравилось.

(С)

Tags: так говорил Курт Гессе
Subscribe
promo congregatio март 17, 2020 09:00 221
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. А почему книги так странно изданы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments