Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

1547. Апокалипсис в день Сретения Господня (часть II)

<== начало

– Второй раз… – Ульрах фон Кессельриг снова приложился к кружке, обнаружил, что та пуста и заказал еще чертову дюжину. Казалось невероятным, сколько он может выпить, крайне слабо реагируя на принятый алкоголь. – Второй раз – это песня! Настоящая поэма… Короче, слыхали о скандале со свадьбой венгерского принца?
– Чет такое помню… – Мальгин припоминая, сощурил глаза. – Год уж тому. Принц Лазло послал к черту дочь герцога Мекленбургского. Это, что ли?
– Именно! – Ульрах улыбался так радостно, что всем отчего-то стало не по себе. – Я сумел разорвать их помолвку! Устроил этот скандал! Перекроил карты политических союзов! Разве я не красавец? А меня за это – заказали… Неблагодарные люди…


По его словам, дело обстояло так: по какой-то причине, господину, которому служил Ульрах фон Кессельриг, идея брака Аннелизе Мекленбургской и принца Лазло Венгерского категорически не устраивала. И он отдал нужные призы своему советнику. И советник справился…
– Дело-то вышло довольно простое, любой умный человек бы сделал. Главное было просчитать основных фигурантов. Принц Лазло – бабник и трус, воображающий себя героем и рыцарем. Его невеста – Аннелизе, девушка строгая, умная, начитанная… В общем, до брака – ни-ни! Я нашел дочку одного из пограничных баронов, помоложе да покрасивше: глаза – на поллица, мордашка симпатичная, голосок – тонкий, сама из себя – ну тростинка, тронь – упадет. Одел свою помощницу в платье невесты (её портнихе три цены дал, чтобы все шила в двух экземплярах) ну она и начала действовать. Раз на глазах принца эту баронеску грубо толкнула. Два – довела до слез. Три – чуть не отхлестала плеткой… Этого хватило – у принца моча в голову ударила, он на балу, перед всей знатью, устроил скандал своей невесте! Разорвал помолвку! И объявил эту пигалицу своей невестой! Ну не идиот ли?
Дальнейшее и сам Маршалль вспомнил – полыхнуло тогда пол-Германии. Едва до войны дело не дошло. Рыбку в поднявшейся мутной воде ловили многие, он в том числе. И учинило всё это вот эта серая личность?!
– Я тогда опять не скрывался, и меня быстро опознали. Я вам одно скажу – через сотни лет какой-нибудь ученый придурок защитит докторскую, в которой обоснует, что специальных сыскных служб в Империи в наше время – не было. Может и не было… Но каждая уважаемая семья свои службы содержит, будьте уверены. Меня заказали всего через десять дней после разрыва помолвки. Пять тысяч монет обещали за мою голову!
Убийцы вздохнули чуть громче, чем полагается. Бывший заказанный залихватски вскинул кружку к потолку:
– Заказали меня, кстати, три заказчика. Во-первых – сама несостоявшаяся невеста, за то, что лишил ее будущей короны. Во-вторых, ее родители. И в-третьих – вы удивитесь, но это были ее слуги и окружение – они свою госпожу любили. Лучше б принца заказали, дурачье…
Он заулыбался чему-то.
– За такую прорву денег на меня устроили натуральную облаву. За мной целые роты охотились! Понятно, почему ваша бандочка в пять рыл для меня – ничто?! За мной такие серьезные люди гонялись – вам не чета… Гаспар Швальбе, Виллем Траферт, Фернандо Нольде – и это я только тех называю, кто жив остался. Как я потом прикинул, человек триста-четыреста в этой чехарде сгинуло. Месяц я едва выживал, самое плодотворное и интересное время в моей жизни. И заметьте – я опять никого не убил.
Все посмотрели на Хартенштейна и он опять потрясенно кивнул.
– Чист, господа, чист, как Понтий Пилат после отправки Христа нашего на Крест.
Аналогия колдуну понравилась.
– А потом через месяц спокойно заезжаю в Мекленбург, прямо в осиное гнездо, под прицелами арбалетов собираю всех заказчиков и даю полный расклад по персоналиям… Через три часа слуги помчались, загоняя лошадок, чтобы заказ снять. Мне эти деньги предлагали, представляете? Но я мзду не беру…
– Как же можно уговорить, чтобы тебя помиловали от смерти, если ты такое учинил?! – Маршалль уже не притворялся, его реально затрясло. Эта серая скотина, поглощающая кружку за кружкой, оказалась настоящей акулой, учиняющей такое, что на фоне этого его собственные действия казались шалостями ребенка. Ему предлагали пять тысяч талеров, а он – отказался… Сумасшедший?
– Легко. Я обещал девушке – венгерскую корону. Её родителям и слугам – месть. Кровавую и жестокую. Ну и бонусы, конечно…

Главной проблемой принца Лазло было не трусость или прочие черты его характера, и даже не скандальная помолвка, отдающая мезальянсом.
Главным было то обстоятельство, что он был Вторым принцем Венгрии от второй жены короля. Первый – наследник принц Людвик уже с год как сгинул в литовских болотах, поехав туда по призыву рыцарей Тевтонского Ордена. По крайней мере, так считали. На самом деле, принц попал в плен и ждал, пока за него заплатят выкуп. Об этом старательно молчала нынешняя королева Венгрии и ее сынок, которых это обстоятельство вознесло к вершинам власти… Литовские князья, разумеется, прикончат незадачливого крестоносца, как они думали. Но выкуп был собран и отправлен.
– Мы даже приплатили литовцам, чтобы принц Людвик, типа, сам сбежал из плена, прорубая свои верным мечом путь к свободе через тела язычников! Как же литовцы ржали над этим, но за деньги согласились на все. Деньги рулят везде – в городах, в полях и даже в литовских болотах… Принц поедет домой через Мекленбург, встретит брошенную невесту брата, между ними разгорится любовь, будет свадьба, и ограниченный контингент имперских войск будет введен в венгерскую пушту. Сторонники первого принца, безусловно, примкнут к нему, ибо выкрутасы королевы и ее сынка достали всех, а старый король ими фактически отстранен от власти. И Людвик, наш Орел, венгерский Турул [1], расправив свои плечи, воцарится…
– Будет война. – Заметил чех.
– Война – это хорошо, – от этих спокойных слов передёрнуло даже прожжённых убийц и воров. Несмотря на хорошее пиво, они незаметно протрезвели – будто ведро холодной воды вылили каждому за шиворот. Но тяга слушать этого странного человека – осталась.
– Вы знаете, что о войне сказал Гераклит Черный? Нет? Ну что за необразованное мудачьё пошло… Скажите еще, что вам приятнее мир во всем мире!

– Ну а третий раз?
– Третий… – Тот отчего-то печально вздохнул. А потом поведал собравшимся об одном замке в Эльзасе, где жила и прислуживала молодая девушка-крестьянка. Несмотря на возраст и пол – физически сильная и отлично фехтующая.
– Ее отцом был какой-то рыцарь. Так говорила ей мать. Судя по тому, КАК она орудовала мечом – это правда. И у девчонки была безумная мечта – стать рыцарем. С детства слушала легенды о благородных рыцарях и тех красавицах, что не стеснялись надевать доспехи и сражаться… У хозяина замка было двое взрослых сыновей и еще мальчишка, лет десяти-двенадцати, так она регулярно обоих старших побеждала на тренировочном оружии. И вот однажды кто-то из них предложил обратиться к своему отцу, чтобы он сделал эту девушку… Хелен, ее имя, настоящим рыцарем.
Хорошее настроение Ульраха фон Кессельрига куда-то испарилось. Уже другим, надтреснутым голосом он снова заказал чертову дюжину кружек…
– Воодушевленная надеждами бедняжка вошла в покои этого эльзасского барона… Реальность нашего бытия в том, что благородные рыцари или остались в легендах или все уже перемерли. Этот рыцарь, хозяин замка, за её мечты, вначале её избил, а потом – изнасиловал.
– Вот сука! – это был Якоб.
– Сама виновата, дура! – а это уже Энрико.
Они уставились друг на друга, схватившись за свои ножи. Маршалль примирительно поднял ладонь, но Ульрах уже продолжил – тем же печальным голосом, уже не похожим на то веселье, с которым он повествовал о своем триумфе с разрывом помолвки:
– Эта тварь насиловала ее несколько недель… Ломая ее тело, душу и гордость. Когда я туда приехал, она была уже тенью, одной ногой в могиле. Как ни странно, младший сын – мальчишка Анзельм ничего не подозревал и даже радовался, дурачок, что его подружка Хелен стала так близка его отцу… Дети часто считают родителей чище и благороднее, чем они есть на самом деле…
– А старшие сыновья?
– А почему вы думаете, они дали ей этот безумный совет – пойти к их папаше? Они-то прекрасно знали, что за скотина их родитель…
Повисло молчание. Якоб Хартенштейн почему-то сжимал и разжимал кулаки, как будто хотел кого-то бить, а Ольферт стал бледен, будто что-то вспомнил из прошлого и это проняло даже такого повидавшего свет бандита, как он.
– Надо сказать, что мне такие вещи не нравятся, – продолжил Ульрах. – Я насильников презираю, и считаю, что если жертва насилия отрежет своему мучителю причиндалы и заставит сожрать их – будет самое, то. А чтобы поживее жрал, нужно загнать ему в жопу самотык, усаженный гвоздями, и время от времени его поворачивать. Все что я мог сделать – это, пересиливая себя, выпить пару кубков с хозяином, выслушать его разглагольствования о прошлом, в котором все было лучше, даже девки, которых он насиловал по округе… А потом в нужный момент я дал девушке в руки меч.
– Что произошло?
– Хозяин, распаленный выпитым вином, снова ее изнасиловал, а в процессе вспомнил, как лет …дцать назад трахал такую же красивую девушку, отчего чувствует, как будто к нему вернулась молодость. И звали ту девушку – Хелен…
– Он трахал собственную дочь?!
– Это воспоминание послужило последней каплей, – глаза Ульраха стали пусты – как будто он обратился в прошлое, и оно поглотило его. –  Я сунул ей рукоять… И отошел в сторону. О том, что было потом, в Эльзасе до сих пор рассказывают страшилки.
– Она их всех...
– Маленького Анзельма она не убила. Я взял парнишку под опеку, и отправил его оруженосцем к одному крестоносцу. Я уже говорил, какой целительный эффект производит Крестовый Поход на человека, потрясенного какой-либо бедой или трагедией? Люди, которые там участвуют, забыли вкус молитвы, живут от битвы к битве, и не держат зла на сердце, убивая иноверцев…
– Погоди… – Мальгин ожесточенно чесал в затылке. – Ты про Безумную Ведьму Хелен, что ли, рассказывал?! Ту что мужиков режет?!
– Не режет. Отрезает кое-что, – поправил его фон Кессельриг. – Именно. Бедная девочка…
– Бедная?! Девочка?!! Ты выпустил в мир безумную убийцу! Она уже десятки человек убила! Счет уже за сотню!
Голос Ульраха был спокоен.
– Вы так возмущаетесь, как будто она отрезала что-то важное вашему родственнику. Или другу.
– Да если и так! – чех возмущенно вскочил, но его осадили руки Якоба и Ольферта.
– Я могу только сказать, что с тех пор, как я отпустил Хелен, к женщинам в Эльзасе стали относиться куда как лучше. Их даже почти не бьют.
– Потому что придет Белая Хелен и будет плохо, – Маршалль начал кое-что вспоминать сам. Безумная девка-убийца, терроризирующая целую округу.
Фон Кессельриг улыбался, и от этого оскала веяло самым настоящим безумием. Исчез куда-то безмятежный книжник, веселый упырь, по воле которого расстроились чьи-то политические планы, а триста-четыреста человек умерли. Остался безумец, выпустивший в мир массового убийцу.
– Что ж ты её, суку, в Крестовый поход не устроил! – крикнул Мальгин.
Фон Кессельриг чуть пивом не поперхнулся:
– Девушку? Прекрасно владеющую оружием? Мечтавшую стать рыцарем? Изнасилованную рыцарем? К сотням молодых балбесов, которые целыми днями спорят о том, у кого длиннее родословная и хер? Да первой же ночью она на Крестовом походе поставит крест. Андреевский или Тевтонский да хоть Лотарингский. И вместо терапии Крестовый поход превращается в ад кромешный.
Он помахал пальцем перед их лицами.
– Неееет, ни в коем случае. Девушка обретет покой, если встретит Святую Воительницу – так ей было обещано. А пока что пусть мужики воздержатся от жестокости по отношению к женщинам. Ибо страх – лучший стимул. В первую очередь – к воздержанию от чего-либо плохого.

– И кто ж тебя из-за этого заказал? – Спросил Маршалль, чтобы отвлечься от дурных мыслей.
– Никто, – Ульрах уже приходил в себя. В голосе появились нотки веселья. – Так, вспомнилась история. Извините. Но, так ли вам уж важно знать, кто меня в третий раз приговорил к смерти? Вы уже поняли, что многим я насолил и к многому руку приложил. Так ли важно знать, насчет какого-то там заказа на убийство, тем более, отмененного?
– Ну уж нет, – Ольферт встал, пошатываясь. – Меня и так ночью кошмары будут мучить.
– Сядь тут и спи прямо здесь! – буркнул Маршалль. – Продолжайте, господин советник. Я хочу знать.
– Бывший советник. Достал я таки всех в окружении княжича, изгнал он меня… Бог ему судья.
Он хитро улыбнулся.
– Я вас всю дорогу поил, господа хорошие, теперь ваш черед закажите сразу две или три чертовых дюжины кружек, поскольку рассказ мой будет долгий…


окончание ==>
Tags: так говорил Курт Гессе
Subscribe
promo congregatio июнь 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments