Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

Белокурая брюнетка

На чудесное тут навели.

Сможете сходу сказать, какого цвета волосы у возлюбленной Д’Артаньяна Констанции Бонасье? Нет?! Это не страшно, сам Дюма не смог бы ответить на этот вопрос. Вот описание Констанции из десятой главы первой части романа, где она впервые предстаёт перед читателем: «Д’Артаньян окинул её быстрым взглядом. То была очаровательная женщина лет двадцати пяти или двадцати шести, темноволосая, с голубыми глазами, чуть-чуть вздёрнутым носиком, чудесными зубками». А вот фрагмент главы тридцать первой второй части, в которой описывается, какой увидела Констанцию в монастыре Миледи: «Она открыла глаза и увидела аббатису в сопровождении молодой женщины с белокурыми волосами и нежным цветом лица, которая смотрела на неё с доброжелательным любопытством». Напомним, что перекись водорода появится почти через двести лет.

Д’Артаньян пробыл в Париже всего несколько месяцев, но время для него текло неравномерно. Во время приезда в столицу ему было восемнадцать лет. К моменту встречи с Ришелье он повзрослел на три года. На обеде в Ла-Рошеле под ядрами противника он стал старше ещё на год, и ему уже двадцать два. К концу же романа Д’Артаньян сбрасывает один год, как лишние килограммы, и расстаётся с читателем двадцатиоднолетним. Загадочным местом был Париж XVII века, люди старели и молодели на глазах, не говоря уже о смене цвета волос.

Если на возраст Д’Артаньяна и цвет волос Констанции ещё можно закрыть глаза, то в «Графе Монте-Кристо» ляп эпичный, на нём зиждется сюжет. В семнадцатой главе романа Дантес знакомится с аббатом Фариа, который с помощью дедукции расследует его историю. Фариа вычисляет, кто мог написать на Дантеса донос, и Эдмон вспоминает, что перед заговорщиками стояла чернильница, лежали перо и бумага. Точка в расследовании поставлена – он понял, кто его враги, и именно им он будет мстить в ближайшие годы. Вот этот фрагмент: «С ними сидел третий, мой хороший знакомый! он-то, верно, и познакомил их… портной Кадрусс. Но он был уже пьян… Постойте… постойте… Как я не вспомнил этого раньше! На столе, где они пили, стояла чернильница, лежала бумага, перья. (Дантес провёл рукою по лбу.) О! Подлецы, подлецы!»

И всё бы хорошо, но это фантомное воспоминание, и на нём построено последнее доказательство вины Фернана, Данглара и Кадрусса! На самом деле перед ними не было ни чернильницы, ни пера, ни бумаги. Они всё это потребовали у официанта, когда Дантес ушёл и уже не мог их видеть. Давайте вернёмся к началу романа, вот как было дело: «Данглар следил глазами за Эдмоном и Мерседес, пока они не скрылись за фортом Св. Николая; потом он снова повернулся к своим собутыльникам
<…>
– Человек! – крикнул Данглар. – Перо, чернил и бумаги!»
(источник)
UPD: В комментарии пришел товарищ, знающий язык, и похоже, что по части волосяной путаницы на Дюму возвели поклеп, а косяк с разными цветами - переводческий.

А я вспомнила, как у меня в Ловце, еще на СИ, нашелся фантомный конь.
Книга к тому времени была написана уже не один год как, перечитываалась тыщу раз, потом перед выкладкой читалась еще раз, в том числе мужем для "свежего взгляда". И все равно нашелся ляпище. Всю книгу герой рассекал верхом, и я так к этому привыкла, что потом, когда по сюжету требовалось, чтобы он пошел пешком, и он дошел до цели своего пути - ... Ага, спрыгнул с седла. Один (!) читатель это увидел. И мне, и мужу-бете, и куче других читателей долгое время было всё норм :)
Tags: литература
Subscribe
promo congregatio march 17, 2020 09:00 221
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. А почему книги так странно изданы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 88 comments