Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

Ложь во благо. Часть II

<<= часть I

Самое хреновое при штурме замков – это, собственно, штурм.
Потому что враг сидит за крепкими стенами и нужна чертова прорва ресурсов все нормально для штурма приготовить. Камнеметные машины, порох, человеческий ресурс… И все равно есть огромная вероятность, что штурм может сорваться, что штурмующие понесут потери гораздо большие, чем обороняющиеся, что пресловутый человеческий ресурс будет истрачен тут вовсе зазря.
Но штурмовать было необходимо. Любые альтернативы штурму – осада, блокада, страшны тем, что за их время тот самый ценный ресурс рискуешь не то что выработать, а вовсе в тупую уложить в братские могилы. Инфекции, болезни, тот же самый голод, если осажденные озаботились опустошить местность в округе, все это грозит тем, что вокруг замка можно уложить несколько первоначальных составов осаждающих войск – и без всякого результата. Историки будущего будут, безусловно, метать молнии в полководцев, которые решались на штурмы – из-за тех самых потерь. Им невдомек, что удачный штурм – часто самое действенное средство, чтобы предотвратить войну. Конечно, если не подгадят политики…   Поэтому штурм был комбинированным – через подземные ходы, через блокированные повозкой ворота и – сюрприз, сюрприз! – с помощью заблаговременно проникшей внутрь группы Гедрифа Лека. Предусмотрено было всё… И разумеется, штурм пошел вопреки всем подготовленным планам.
Так часто бывает при штурмах. И вообще, в жизни.

Разные идиот... ну, не будем их оскорблять - недалекие люди. Так вот, есть недалекие люди, которые искренне считают, что мы - немцы - особо сдвинутые на организации. Квадратиш, говорят они, практиш, планирен, гут...  "Патрули бург-кнехтов вынудили банду малефиков уйти с тракта в поле, где они и были растоптаны копытами рыцарской "свиньи". Создатель плана риттер-квартирмейстер висмарского военного округа награждён серебряным венком на панцирь". Ну не идиоты ли? Прямо хочется умиляться. Если немецкий "Орднунг" когда-нибудь и станет всемирно уважаемым термином, то явно не в этом столетии. Среди даже рыцарей крестоносных орденов я видел столько раздолбайства и разгильдяйства, что иные русские князья кажутся мне куда как более организованными и приспособленными к жизни... И это я еще молчу про "свинью"...


Самое хреновое при штурме замков – это хоронить убитых.
Особенно – если кого-то из своих пришлось прикончить тебе самому.
Гедриф Лек стоял на коленях, оружие было аккуратно разложено за пределами его рук. Окровавленная рубаха шевелилась, как от порывов ветра, но вот только Велдман ветра не чувствовал…
– Как дела, Гедриф?
– Герварт, я ног не чувствую.
Велдман нерешительно тронул арбалет…
– Sile, Fide, Age quod agis! – внезапно произнес Лек, глядя в небеса. –  Молчи, доверяй и делай то что должен! Не сомневайся, брат, я уже готов.
Он тронул рубаху с пятнами крови с явным отвращением. Что-то нащупал.
– Позаботься, чтобы спалить мои бренные остатки, а то еще выкопаюсь из могилы…
Он заметил дрожь рук Велдмана и грязно выругался.
– Ты же видел, какой срачь тут развел этот мудак. Я заражен. Чумные мухи уже отложили в меня… Давай, друг, я при жизни был достаточно красив и хочу, чтобы меня таким и запомнили! Не хочу  становиться тентаклес фасцинум… – он посмотрел на товарища и уточнил, – сиречь, щупальцем с хуями!
Хотя ситуация к веселью не располагала, Велдман рассмеялся – услышав старого Гедрифа Лека. Шутника. Руки уже не дрожали…
– Последнее желание?
– Дай выпить.
– Это не последнее желание, а естественная потребность. – Он вложил в протянутую руку фляжку.
– Хорошо. – Лек наполовину опустошил ее, половину вылил себе на голову. – Чтоб лучше горелось! Если ты озаботился моей последней волей, то вот она…




Велдман покинул горящий замок среди последних, сопровождая фургоны с трофеями и пленными. Он умостился на левом облучке, рядом с кучером, который был совсем не против подобной охране – учитывая, кого они везли.
– Ведьмы! – поведал он страшный секрет Полишинеля угрюмому зондеру. – Тот прокаженный medicus наловил их где-то или для него охотники наловили за большие деньги, а он из них энергию тянул, для своих нечестивых автоматонов…
– Стой! – Внезапно приказал ему Герварт. Передние фургоны ушли вперед, сумерки сгущались… Пора. Кучер, молодой паренек с недоумением смотрел на него.
– У тебя заднее колесо отвалилось. – Буркнул Велдман.
Тот глянул недоуменно:
– Вроде все на месте.
– Слева.
– А то я не чую, что все нормально с колесами! – Загорячился тот.
– А все-таки колесо у тебя, того… – Наверное, таким тоном в свое время старые астрономы-гелиоцентристы, после отработки епитимьи, шептали своим следователям-инквизиторам перед выходом из суда: «А все-таки, папаша, она вертится…». Кучер выругался и, видя, что зондер слезать не желает, отвернулся, готовясь спрыгнуть. И получил по затылку кожаной дубинкой. Убедившись, что дуралей жив, Велдман быстро подошел к тыльной части фургона и распахнул дверцу железной летки:
– Выходите, вы свободны.
Содержимое клетки покинуть ее не спешило…
– Это у вас новая забава такая? Выпустить, а потом собаками травить?
Зондер поднял фонарь и показал на свету согнутый гвоздь.
– Возвращаю долг. Вы помогли моему другу, дав ему эту отмычку, он просил помочь вам. Думаю, у вас будет время до утра.
Первая ведьма буквально вылетела из клетки, быстрыми прыжками унеслась в лес. Зондер успел только заметить зеленые волосы. Две другие вылезли уже медленнее – молодая, почти девчонка и уже седовласая, в возрасте. Вторая хромала и девушка ее поддерживала. Велдман отвернулся. Где тут можно безопасно башкой треснуться...
– Скажите, а с вашим другом все в порядке? – Звонкий голос. Молодая ведьма. Она смотрела на него с надеждой. – Когда я его видела, он был ранен…
– С ним все хорошо. – Ответил Герварт, стараясь не думать про розово-алый цвет среди зеленых лишайников гранитных плит. – Он выживет. Просил передать вам привет.
– Это хорошо!
Пожилая внезапно толкнула девушку в спину.
– Беги к Хелле, мне служивому надо пару слов сказать. Быстро!
Она дождалась, когда та скроется и после этого подошла к Герварту. Несмотря на седые волосы и морщины, глаза ведьмы, как тот обнаружил, были молодыми – яркими и все замечающими.
– Спасибо, что соврал насчет друга. – Внезапно сказала она. – От того, чем он заразился спасения нет. Он это знал, ты знал. Но спасибо, что солгал – Магрид девочка еще, в хорошее верит. Пусть пока верит, сердце не ожесточает. Тот солдат хороший был, ты тоже хорош. Было бы чем – отблагодарила бы. Бог даст, еще встретимся…
– Стой! – Внезапно крикнул он ей в спину. – Дело есть! Отблагодаришь сразу за все! С процентами! За ложь во благо! Ты мне должна!
Ведьма уже настороженно обернулась, и зондер подумал почему-то, что в ее рваном рубище она может еще пару гвоздей прятать. Но это было уже неважно:
– С год назад в Вильбурге, мой друг спьяну прочитал заклинание и…
Он постарался объяснить, как можно более внятно и кратко. К его удивлению, ведьма понятливо закивала:
  – Все ясно, служивый. И про книгу эту с цепями я слышала и с заклинанием более-менее знакома. Приятель твой явно непрост был, талант у него был к магии, правильно мне в замке почудилось. И то что совесть у него разыгралась – хорошо, да и у тебя также. Большинство-то плюет на последствия заклятий с высокой колокольни, а ведь тут, верно, судьбы человеческие вертятся и ломаются… Чего от меня хочешь?
И тут Герварта Велдмана накрыло… Потому что он - не знал.
– А я не знаю. – Сказал он. Содрал с рук перчатки, схватился за бортик фургона и несколькко раз треснулся с размаха об него лбом. Ведьма невозмутимо наблюдала. – Я не знаю. Не знаю!!! Чего нибудь. Обнови заклинание. Не пойдет, его ж регулярно обновлять надо… Наложи порчу на герцога. Вытащи его жену. Сделай хоть что-то! Сделай так, чтобы у них было счастье!!!
– И пусть никто не уйдет обиженным. – Кивнула ведьма. – Благодарю за четко сформулированную задачу. Можешь успокоиться, солдат, твой приятель беспокоился правильно, но, похоже, несколько зря: видишь ли, если самого жестокого человека будет долгое время сопровождать красивый и беспомощный… ну пусть будет питомец, о котором он должен будет заботиться, то нрав его потихоньку смягчиться.
– Он ее портреты режет…
– Сублимация. К тому любовному заклятию, я еще «Умягчение злых сердец» добавлю, поможет.
– Они так и будут, под заклятиями жить?
–  Что ты. Молодые еще, жизни не жили, таким что заклятие, что шлея под хвост... Как только услышишь, что муж ее начал из своего замка вывозить, значит, на поправку пошло. Ну а как родит ему, так все.
Велдман как наткнулся на стену с разбегу…
– Родит?
Ведьма с сочувствием оглядела его, щурясь как кошка, когда ее гладят.
– Ты как будто сказок не читал. Родит и, поверь моему опыту, у ее ребенка судьба будет интересная. Ну а теперь…
Нет, не гвозди скрывала она в своих лохмотьях – это Велдман понял слишком поздно. Там явно было что-то более тяжелое…




Самое хреновое при штурме замков – это фантомные боли после штурма.
Когда протягиваешь руку к противоположной лежанке и абсолютно серьезно просишь:
– Друг, оставь выпить…
Когда ты точно видишь его среди товарищей на тренировке.
Когда ты специально делаешь паузу в разговоре, ожидая, что тот вставит свою заготовленную фразу, после чего можно будет дружно рассмеяться.
И только потом вспоминаешь, что его нет, он не вернулся из боя. И его больше никогда не будет.
К смертям товарищей со временем привыкаешь. Просто наступает такой день, когда один из них отдает душу Богу, а ты сидишь по привычке с протянутой рукой, ожидая, пока в нее вложат фляжку. «Ну чо ты вошкаешься? Ах да, тебя же убили...»
Главное, слишком долго не сидеть и не пялиться на пустое место, которое прежде занимал кто-то из ветеранов. А то подумают, что размяк.
Велдман не боялся, что о нем так подумают. В последнее время он вообще ничего не боялся. И когда ему стукнули по спине:
– Велдман, к начальству. Отчет про тех ведьм.
Он только кивнул головой, сейчас мол. Потом аккуратно достал из кармана листок пергамента и положил на место, которое обычно занимал за столом Гедриф Лек и которое с тех пор не осмеливался почему-то занимать никто – боялись, что подхватят его болезненное чувство юмора?
Потом встал, одернул одежду, странно улыбнулся и ушел. Кто-то из любопытства все таки сунулся посмотреть – что там оставили – в недоумении сморщил нос – всего на всего донесение о том, что герцог Литтенхаймский наконец-то представил императорскому двору свою супругу…

Ложь во благо?

Tags: так говорил Курт Гессе
Subscribe
promo congregatio июнь 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments