Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Category:

Бетти Фридан. «Загадка женственности»

У меня очередной фем-день в жежешке, похоже. Шопаделать, окружающая реальность подбрасывает.

Помнится, в нескольких обсуждениях "места женщины в глазах современного общества" некоторые комментаторы отмечали странности в требованиях и ожиданиях этого самого общества - почему-то в своих мечтах о стране Какраньшии оно описывает не всем нам знакомую советскую систему и даже не дореволюционную дворянскую модель, а что-то странно напоминающее Америку середины ХХ века. Все вот эти светящиеся от счастья красавицы-домохозяйки, которые занимаются только домом и детьми (и собой, обязательно собой, нянька-уборщица должна быть еще и желанной) и создают уют для кормильца-мужа - у нас, в истории России, ведь такого никогда не было. Но откуда-то в обществе поселилась ложная память о том, что оно было.

А вот проблем, которые сопутствовали такой схеме, общество не помнит. Что и логично, если оно на самом деле не проживало того, о чем ностальгирует.
Ну и, в общем, о той самой схеме, истории и проблемах - перепост из френдленты.

* * *

К 100-летию со дня рождения и 15-летию со дня смерти этой замечательной женщины.

Я встречала упоминания о ней в других книгах и наконец прочитала работу, на которую часто ссылаются современные исследователи гендерных проблем. Хотя «Загадка женственности» впервые опубликована аж в 1963 году, она ничуть не устарела. К сожалению.

В XIX в. движение суфражисток ошарашило общественность: оказывается, женщинам нужны права, им мало выполнять роль домашнего ангела (или ломовой лошади, в зависимости от сословия), они не хотят быть придатками к мужчинам. В те времена женщины не могли учиться, распоряжаться своим имуществом и заработком, заниматься наукой или политикой. Все жизненно важные решения за слабых и беспомощных существ принимали мужчины: отцы, братья, мужья. Не всегда эти решения шли женщинам на пользу. Однако «нежные ангелы» при этом вовсю использовались как дешёвая или бесплатная рабочая сила, например, на сельскохозяйственных работах, вредном производстве (в частности, на фосфорных фабриках) и даже в шахтах.

Действия феминисток той далёкой эпохи принесли плоды десятилетия спустя: в XX в. женщины получили право голоса, в отдельных странах ещё в XIX в. они стали распоряжаться своей собственностью. Перед ними стали открываться двери высших учебных заведений. А уж две мировые войны наглядно продемонстрировали полную несостоятельность мифа о слабых и недалёких созданиях, которые ничего не могут сделать без помощи мужчин.

После войны маятник качнулся в обратную сторону. Возможно, сказался страх одиночества, мужчины спохватились, испугавшись конкуренции, а то и сыграли роль экономические мотивы (Фридан подробно их разбирает). В любом случае смену настроений в США середины прошлого века трудно не заметить. Со всех сторон на женщин посыпались призывы и увещевания вернуться домой, оставив учёбу и карьеру, отступив с «мужского» пути. Поток лился со страниц журналов, с киноэкранов, рекламных плакатов. Нежная и заботливая жена и мать — вот идеал той эпохи, эталон и рецепт счастья в одном флаконе. В 1959 году журнал «Лайф» даже «опубликовал целую хвалебную песнь американским женщинам, которые вновь возвращаются к домашнему очагу».

«Быть женой и жить в пригородном доме — идеал и мечта молодых американок и, как говорят, предмет зависти женщин всего мира. Американская жена — это женщина, освобожденная научными достижениями и бытовой техникой от изнуряющего домашнего труда, от опасностей родов и болезней, которыми страдала ее бабушка. Она здорова, красива, образованна, ее интересует только муж, дети и дом. Она обрела истинное женское предназначение. Жена и мать, она уважаема как полноправный и равный мужчине партнер. Она сама может выбрать марку автомобиля, одежду, электробытовую технику, супермаркеты; у нее есть все, о чем может мечтать женщина».

Образованные зрелые женщины и совсем юные девушки (некоторые даже бросали школы и колледжи, предпочитая замужество) засели дома, занялись бытом, детьми и обслуживанием кормильца-мужчины. «Они просто упивались своей чисто женской ролью и с гордостью заполняли графу на опросном бланке: «Род занятий: домохозяйка»». Словом, принялись усиленно «прославлять свою женственность». Думаете, все зажили счастливо, оказавшись на своих местах, начав играть роли, которые придумала сама природа? А на американские семьи и самих хранительниц очага свалилось неминуемое счастье? Ага, как же.

Под это дело даже подвели научную базу. В американских колледжах в 1950-х гг. появилась куча специальных программ для женщин, где они усиленно готовились к будущей жизни: изучали кулинарию, благоустройство дома, семейную психологию. Такая вот пародия на образование. Женщинам же больше ничего не нужно, не так ли? Из стен учебных заведений выходили дипломированные домохозяйки, профессиональные жёны и матери. Если не выскакивали замуж до окончания учёбы, разумеется.

Миф о мужеподобности умных, талантливых и достигших карьерных высот женщин тогда эксплуатировался очень активно. Это работало. Студентки уделяли учёбе в колледже крайне мало внимания, но посещали вечеринки, модные магазины, словом, общались вовсю, стараясь найти вторую половину.

В результате немалая часть женщин поддалась обработке и превратилась в вечно занятых домохозяек, призвание которых — сделать жизнь близких лёгкой и беззаботной. Почему только так? Да ведь «женщина своей работой вне дома наносит ущерб мужу и детям», ни больше ни меньше.

Трудно не вспомнить «Степфордских жён» Айры Левина или хотя бы одну из экранизаций. Вот это оно самое, но естественным путём, через промывку мозгов. Придумано это не на пустом месте, Левин вообще гениально подметил и высветил многие детали, советую прочитать на досуге. Половине населения большой страны действительно внушали, что их мир ограничен стенами их дома, что их интересы должны вращаться вокруг потребностей близких. Им, глупеньким, даже объясняли, что на самом деле они строят карьеру домохозяйки и осваивают сразу миллион профессий. Есть чем гордиться, не правда ли? Ты не бесплатная обслуга, ты многофункциональный менеджер!

Вскоре всплыла так называемая «проблема без названия», о которой ничего толкового не могли сказать даже психоаналитики того времени.

«Она давно не давала покоя американкам, но была спрятана настолько глубоко, что о ней даже не говорили. Она давала о себе знать каким-то странным ощущением беспокойства и неудовлетворенности, чувством тоски, от которого в середине двадцатого века страдали женщины в Соединенных Штатах. И каждая боролась с ним в одиночку. Чем бы она ни была занята — стелила ли постели, делала покупки, подбирала материал на покрывало, ставила перед детьми сандвичи с кокосовым маслом, отвозила на машине сына или дочку в клуб скаутов, лежала по ночам рядом с мужем, — она страшилась спросить даже себя: «И это все?»»

Домохозяйки, которые посвятили себя семье и принесли свои амбиции в жертву традиционным ценностям, страдали от неврозов и депрессии, маялись различными недомоганиями, массово принимали транквилизаторы, совершали странные, дикие и опасные поступки. Нет, они не зажрались. Быт их тоже не выматывал: на Западе не было проблем с техникой, полуфабрикатами, не пахло дефицитом. Многие женщины жили в условиях, о которых большинству жительниц постсоветского пространства остаётся только мечтать. Но оказалось, что длительное пребывание в таком «уютном концлагере» (отличное определение, кстати!) никому не идёт на пользу.

Врачи с тревогой отмечали рост числа — вы не поверите! — заболеваний женской репродуктивной сферы. Казалось бы, почему так? Ведь женская сущность реализуется по полной программе: в те годы семьи, где было больше 2 детей, отнюдь не были редкостью. А вот поди ж ты!.. (Интересно, валяевцы и прочие ведические личности в курсе?)

Степень испорченности избыточными знаниями в колледжах и университетах тут особо не сказалась. Паршиво было даже тем женщинам, которые не стремились получить образование, а рано прониклись идеей семейного гнёздышка и выскочили замуж. Возраст вступления в брак стремительно падал, но к этому сперва относились благожелательно, считая, что молодёжь просто ценит семью и раньше взрослеет. К слову, в 60-х специалисты быстренько переобулись пришли к противоположным выводам.

Пытались ли помочь забарахлившим домашним ангелам? Разумеется. Но очень своеобразно. Тут ко двору пришёлся фрейдизм в весьма примитивном его варианте, но проблему он только замаскировал и отодвинул. Бесконечное наведение лоска в доме лишь утомляло. Общественная работа помогала убить время и почувствовать свою значимость, но не давала ощутимых результатов. «Творчество» в виде готовки, рукоделия, обустройства жилья тоже не приносило облегчения. Таблетки, алкоголь, шоппинг, интрижки, повышенное внимание к детям или карьере супруга помогали домохозяйкам отвлечься или придумать цель, на достижение которой стоит бросить все силы. Всё это не могло заполнить той пустоты, в которой вязли беспроблемные с виду женщины.

«Не трудно увидеть те конкретные причины, по которым домохозяйка оказывается в ловушке, из-за них у нее никогда нет времени. Но в реальности она скована умственно и духовно, и именно это держит ее в ловушке. Эти оковы возникли от ошибочных понятий и неправильного толкования фактов, от неполноты основных истин и далекого от реальности выбора. Эти оковы трудно увидеть и от них трудно освободиться».

А что же мужья? Большая часть просто самоустранялась, отгораживаясь работой. Между прочим, мужчины с таким вот прочным бытовым тылом не превратились в суперуспешных дельцов и руководителей. Их сыновья тоже не достигли невероятных высот: появились толпы безвольных и безынициативных мальчиков и юношей. И привело к этому то самое стремление загнать женщин домой и направить всю их энергию на заботу о семье. Девочкам тоже пришлось несладко, ведь матери погружались в мысли об их предстоящем замужестве, поощряя походы на свидания, а не учёбу.

Любопытно отметить. В книге сопоставляются данные по США и Советскому Союзу. Вывод, между прочим, отнюдь не в пользу американцев: подчёркивается, что русские не страдали от проблемы без названия, ведь женщины в СССР работали и даже чего-то достигали, а их дети оказались более самостоятельными и активными по сравнению со своими заокеанскими сверстниками. Вот это бы кое-кому намотать на ус, а то даже обидно становится: в последнее время российским женщинам слишком часто и старательно объясняют, что их место на кухнях и в родильных домах. Мы так хотим пройтись по граблям, которые признаны негодными больше полувека назад?

Автор перекопала кучу журналов, трудов именитых учёных (с одной, как говорится, антропологиней там получилась любопытная ситуация). Побеседовала с огромным количеством женщин в разных городах, брала интервью у врачей, социологов, психологов, рекламщиков (вот это очень интересный эпизод, правда). Вывод, надеюсь, понятен без спойлеров? Да, именно так: «киндер, кюхе, кирхе» это не универсальный рецепт женского счастья. Есть противопоказания, о которых нужно говорить громче и чаще. Однобокость подхода привела к печальным последствиям. Этот опыт полезно осмыслить и перенять.

Фридан не только исследует проблему без названия со всех сторон. Она предлагает примерный план действий для женщин, которые увязли в домашних делах, страдают от своей беспомощности и не знают, как вырваться из этого дня сурка. Нет, это не часть вымышленного заговора злющих феминисток, которые якобы уговаривают всех милых, добрых, женственных хозяюшек немедленно развестись и начать восхождение по карьерной лестнице из мужских трупов. Эти две стороны жизни — дом и работа — вполне совместимы, главное не бросаться в крайности: не застывать в образе домохозяйки навечно, уподобляясь мухе в янтаре, и не думать, что образование и карьера навсегда испортят женщине личную жизнь.

«Единственным способом для женщины найти себя, как, впрочем, и для мужчины, является самостоятельная творческая работа. Другого выхода нет. Но не любая работа — по существу, работа как таковая тоже может оказаться ловушкой. У женщин, которые не стремятся найти работу, достойную их способностей, которые не хотят развивать интересы и серьезно заниматься своим образованием, которые идут работать в двадцать или в сорок лет, только чтобы пополнить семейный бюджет или просто потому, что некуда девать свободное время, так же как и у тех, кто остается в домашней ловушке, нет будущего.

Выбраться из ловушки женщине может помочь только такая работа, которая будет частью ее жизненной программы, работа, которая обеспечит ее духовный и общественный рост».


И да, нельзя забывать про детские сады, центры психологической помощи, профессиональные курсы. (Кстати, оказывается, что количество детских садов в США в то время сократилось, ведь есть же матери, которые сидят дома! Это их работа!)

Молодым женщинам следует объяснить, что ранний брак и «карьера домохозяйки» только кажется удобным и безопасным. Тем, кто постарше, нужно помнить, что уход в лоно семьи без подготовки запасных путей может привести к катастрофе. Быть женщиной не равно быть только матерью, женой, хозяйкой. Выбраться из уютной тюрьмы сложнее, чем в неё угодить. Но барахтаться стоит.

«Для женщин, которых мучила проблема без названия и которые все-таки решили ее, реализация амбиций, давно забытых или вновь возникших, достойная их способностей работа, чувство удовлетворенности способствуют отысканию недостающего звена в цепочке жизни. Их зарплата часто действительно необходима семье, но ни для кого из них деньги не являются главным стимулом к работе. К ним вернулось чувство полноты жизни, ощущение себя частью общества: «Я больше не остров, а часть материка».

Они понимают, что это необыкновенное чувство дает не одна только работа, а все вместе — работа плюс замужество, дом, дети, меняющиеся отношения с окружающими людьми. Они — люди, личности, а не „просто домохозяйки“».


Возможно, это не понравится немалому количеству мужей, родственников, соседей и анонимов в сети.

«Проблема без названия, которая на самом деле сводится к тому, что американским женщинам не позволяют развить свои способности, наносит гораздо больше ущерба физическому и нравственному здоровью нашей нации, чем любая болезнь. <…> обратите внимание на то, что домохозяйки фактически отнимают у своих участковых врачей все их время. Прибавьте к этому огромное число браков среди совсем юных, увеличивающееся количество внебрачных беременностей и, что еще более серьезно, патологический симбиоз матери и ребенка. Подумайте о внушающей тревогу пассивности американских подростков. Если мы будем продолжать плодить миллионы молодых матерей, которые очень рано прекращают свое образование и развитие, которые не накапливают никаких духовных ценностей, чтобы передать их своим детям, — это должно расцениваться как преступление, начинающееся массовым уничтожением американских женщин и заканчивающееся постепенной дегуманизацией их сыновей и дочерей».

В этом отрывке можно без колебаний заменить американских женщин русскими.

К сожалению, теперь не в США, а у нас «с некоторыми проявлениями мифа о женском предназначении нужно бороться на государственном уровне».

Поэтому к «Загадке женственности» невозможно относиться как к чему-то архаичному, делам минувших дней или сборнику давно отживших предрассудков. Книгу нужно прочитать тем, кто интересуется гендерными проблемами и историей движения за права женщин, а также тем, у кого подрастают дочери. В книге рассматриваются некоторые живучие стереотипы, которыми и в наши дни вооружаются мужчины и женщины, высмеивающие феминизм.

Во время чтения в памяти постоянно всплывали фрагменты книг и фильмов разных эпох. Некоторые детали и повороты сюжета воспринимаются иначе. На какие-то поступки героев после книги Фридан начинаешь смотреть по-другому, лучше понимать мотивы, реакцию остальных персонажей, последствия. Кстати, автор упоминает интересные произведения, которые стоит почитать или посмотреть.

Я с трудом сдерживалась, чтобы не процитировать добрую половину этой книги. Многое слишком знакомо (полагаю, не мне одной), что-то вызывает очень сильный эмоциональный отклик.

Главная польза от кропотливой работы, проделанной Фридан, не в проведённом социологическом исследовании. Её книга прямо-таки призывает читательниц взглянуть на свою жизнь со стороны, чтобы задать себе несколько вопросов: «На что я трачу свою жизнь? Кому это идёт на пользу? Не потеряла ли я себя, посвятив всё своё время домашним делам? Что будет дальше?»

Молодым девушкам, которые мечтают о замужестве, тоже стоит спросить себя, что ждёт их потом? Что с ними станет, если проект «Семья» потерпит крах?

От честных ответов на эти вопросы зависит, найдётся ли среди вороха белья, рецептов печенья, детских рисунков, инструкций к бытовой технике и популярных книг о семейной психологии неприметная штуковина под названием «я» или «моя личность». И созреет ли она вообще.
Tags: гендерное
Subscribe

  • Сестра парня с долларами

    Жительница Кентукки Лия Холланд больше двух лет мечтала о том, чтобы набить татуировку с цитатой своего друга. Однажды он описал Холланд как…

  • Прописалась

    Вечером 15 февраля стало известно, где установят страшно-красивую Аленку из Нововоронежа. Так, теперь прославившийся на всю страну арт-объект…

  • >_<.

    Карта токийского метро. Мамочки...

promo congregatio juni 24, 22:42 1
Buy for 50 tokens
От членов конгрегатской группы в ВК поступило предложение начинать сбор на пятую книгу. Когда Геннадий сможет начать, я еще не знаю: сейчас он занимается четвертым томом, и насколько длинная к нему очередь потом - пока неизвестно. Я написала ему письмо, жду ответа. Надеюсь, он сумеет нас втиснуть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Сестра парня с долларами

    Жительница Кентукки Лия Холланд больше двух лет мечтала о том, чтобы набить татуировку с цитатой своего друга. Однажды он описал Холланд как…

  • Прописалась

    Вечером 15 февраля стало известно, где установят страшно-красивую Аленку из Нововоронежа. Так, теперь прославившийся на всю страну арт-объект…

  • >_<.

    Карта токийского метро. Мамочки...