Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Category:

Новости книжного рыночка

Проснувшись однажды утром после беспокойного
сна, Грегор Замза обнаружил, что его тоже купил
Олег Новиков.


Ниже будет многабукаф - перепост из телеграм-канала . Ведет его Константин Мильчин, главред "Горького", и ситуацию он изложил четко и доходчиво.
Если кто пропустил - Эксмо перекупило "Азбуку-Аттикус", и теперь те, кто все еще имеют отношение к изданию, задаются вопросом "и чо теперь". Ну вот чо теперь.

* * *
Наверное, стоит написать, что наш маленький книжный Кабул пал и АСТМОбан (разрешенная в России организация) теперь владеет всеми книжками в России. «Коммерсантъ» сообщает, что Александр Мамут продал акции «Азбуки-Аттикуса» владельцу Хмо, АСТ, Литреса, Майбука, типографий, книготорговой сети «Читай-город», заводов, газет, пароходов, Российского книжного союза, различных ярмарок и фестивалей, нескольких крупных земельных участков на Марсе, части «Озона», каждой восьмой молекулы кислорода в России и самого элегантного костюма на прошлой «Красной площади» Новикову  Олегу Евгеньевичу. Собственно, теперь российский книжный рынок это и есть О.Е. Новиков. Доминат окончательно заменил принципат.  Вспомним основные этапы восхождения Василевса (зачеркнуто) Юпитера (зачеркнуто) Олега Евгеньевича.

Годов нулевых прекрасное начало. На рынке три крупных игрока: АСТ, Хмо и ОЛМА. Последняя контора, несмотря на самый большой стенд на ММКВЯ и самые тесные связи с властями, падет первой. Просто ее владельцам книжный рынок был интересен в меньшей степени. А вот владельцы АСТ и Хмо книги любили. Обе структуры жили в нулевые по устоям 90-х и на них регулярно наезжали налоговики, причем наезжали за дело. Был один особенно болезненный рейд на Хмо, крайне темная история, помнят только старожилы, один из топ-менеджеров тогда даже покончил с собой. Но после этого Хмо стало стремительно меняться. За несколько лет издательство превратилось в полностью (насколько это возможно в России) белую структуру. Именно в Хмо появились механизмы финансовой ответственности для редакторов: пчелка, твоя зарплата напрямую зависит от того, сколько меда проданных экземпляров принесли твои авторы. АСТ же и в нулевых, и в ранних десятых оставался рыхлой и мутной структурой, в которой регулярно происходили маски-шоу налоговиков.

Хмо и АСТ конкурировали. Перекупали друг у друга авторов, причем за большие деньги. То было кватроченто российского книжного процесса. И в безумных аукционах АСТ чаще брало верх. Однако, битва Хмо и АСТ была поединком упорядоченной Пруссии и хаотичной Австро-Венгрии. Конец был такой же, как и при Садовой: Пруссия победила. В те славные дни работники налоговых маски-шоу приезжали в АСТ как на работу. В итоге главный начальник АСТ Яков Хелемеский перебрался в Израиль, а его империя в несколько приемов перешла Олегу Евгеньевичу Новикову. К тому моменту ему же в некоторой степени принадлежал «Литрес», книжные магазины, склады, типографии, почта, телеграф, телефон и еще много чего. Последний свободным элементом рынка оставалось последнее издательство среднего размера — «Азбука», дальше только малыши разных размеров, в том числе бодрые, кусачие, но малыши. И что Олег Евгеньевич «Азбуку» съест стало понятно в 2019 году, когда он продал свой кусок рынка учебной литературы. Это такой особый рынок, там действуют немного другие законы, чем на рынке обычном. Структура «Российский учебник» перешла под контроль «Просвещения», а у Олега Евгеньевича образовался свободный мешок с деньгами, который нужно было потратить. И вот приходит он в магазин, а там все полки пустые, он уже все скупил, лежит только «Азбука», есть еще «Альпина», но она (пока) на нижней полке, туда Олег Евгеньевич, с его десятиметровым ростом редко заглядывает.

Что же будет с родиной и с нами? Будем откровенны, все очень плохо, но читатель вряд ли быстро заметит какие-то перемены. Книжные магазины не закроют, писателей на лобном месте пороть не будут. Но авторам и редакторам будет сложнее (или просто невозможно) переходить из АСТМО в «Азбуку». Раньше если не устраивали деньги, условия, продвижение, можно было попробовать в другом месте. Теперь ты будешь путешествовать внутри желудочного тракта одной масштабной структуры. Важный вопрос: какой будет машина  победы на этот раз? Символом перемоги над АСТ был Майбах Олега Евгеньевича, который прописался на парковке побеждённого издательства. Когда я последний раз интересовался вопросом, официальным транспортом принцепса был Бентли. А что там сейчас?

* *
Ну и немного истории:

Наверное, стоит написать второй пост про сделку века — поглощение издательской группой АСТМО издательства «Азбука-Аттикус». Вчера я писал про счастливого жениха, теперь же поговорим про несчастную невесту, которую в золотых кандалах и с рубиновым кляпом тащат к алтарю.

Земля была безвидна и пуста, тьма была над бездною, Дух Божий носился над водою, ничего и никого не существовало, но посреди безлюдных земель стоял город Петербург и было в нем издательство «Северо-Запад». Если вы выпиваете с петербуржцем старше 50 и он крут, то он точно имел какое-то отношение к «Северо-Западу». Издательство выпускало примерно все хорошие книги того времени— от первого собрания сочинений Довлатова (черного) до базисного фэнтези, как отечественного, так и переводного. Только «Вагриус» как-то мог сравниться с сиянием «Северо-Запада». И каждую ночь фура с платиновыми новинками из Петербурга отправлялась в Москву, и каждое утро фура разгружалась около третьего входа стадиона «Олимпийский» (который заслуживает своего некролога).

Накопилась критическая масса талантливых и амбициозных людей в одной лодке? Жди начала цепной реакции. «Северо-Запад» взорвался сверхновой звездой и из его осколков появились разные крутые издательства на букву «А», в первую очередь, как раз «Азбука». Именно «Азбука» придумала самую успешную серию постсоветской России. Степень лояльности у читающей молодежи была абсолютной: «О, "Анну Каренину" выпустили в «Азбуке-классике», теперь сможем почитать и, наконец, узнаем что у нее там с паровозом случилось». «Азбука» еще в начале нулевых придумала свое Страдающее Средневековье: медиевист Николай Горелов (он как-то преступно рано умрет) делал прекрасную серию «Азбука Средневековья». Среди ключевых подвигов «Азбуки» Павич на русском, визит Павича в Москву, бриллиантовый период Алексея Иванова («Золото бунта», «Блуда и МУДО»), последний (ужасный, но, все равно, круто) роман Чингиза Айтматова. Однако, питерская «Азбука» не могла угнаться за москвичами: АСТ и Хмо тогда строили вертикально интегрированные холдинги со своими книжными сетями. Если «Азбука» могла дать книге только жизнь, то московские монстры вели книгу от рождения через школу и ПТУ прямиком в лапы к читателю. Стало понятно, что «Азбука» скоро потеряет независимость и ее кто-то купит.

В огороде бузина, в Киеве дядька, в Питере товар, в Москве купец. В начале нулевых Александр Мамут начал строить свою медиаимперию, он скупил полрунета и Живой Журнал в придачу, а дальше обратил внимание на книжный рынок. Первым элементом космической станции стало бодрый средняк детского рынка — издательство «Махаон» у которого, среди прочих активов были права на «Незнайку». А права на «Незнайку» это как когда у вас есть нефтяная вышка, а все соседние вышки вокруг вы сожги. Вторым модулем космической станции должна была стать «Иностранка».

«Иностранку» породил почти одноименный журнал «Иностранная литература». Он выделил в своей редакции комнату, в нее определил Варвару Горностаеву и она стала бодро превращать журнальные новинки в книги. Там вышел никому неизвестный французский зануда Уэльбек, там публиковались божественная проза Филипа Милтоновича Рота, там издавали нобелевскую лауреатку Тони Моррисон. Вскоре «Иностранка» обрела независимость. Акунин подбирал детективную серию, там дебютировал начинающий норвежский беллетрист Несбё; а Илья Кормильцев занимался гениальной серией «За иллюминатором», где выходило много отличных книг. И, среди прочего, именно благодаря этой серии, Россия обрела своего главного национального прозаика нулевых — Фредерика Мишелевича Бегбедера.

В середине нулевых к Горностаевой присоединяется еще муж, Сергей Пархоменко, который, по всем известным причинам, покинул два созданных им журнала «Итоги» и «Еженедельный журнал». И тут началось самое веселье. Наследие «Иностранной литературы» вскипело благодаря напору, темпераменту и связями Сергея Борисовича. У «Иностранки» появился братик — издательство «КоЛибри», которое одним из первых в России начинает выпускать крутой переводной нон-фикшн. Пархоменко одним из первых начинает обогащать книжный рынок добычей из блогосферы. В толстенную книгу превращается проект Паркера «Владимир Владимирович тм». Пархоменко придумывает, что Владимир Соловьев может писать книги. (трудно себе представить такие альянсы сейчас, да?) Затем Пархоменко переизобретает кулинарный жанр, теперь это не бабушкины рецепты, теперь это нечто крутое: новой федеральной звездой становится мастер казана, шампура и смертельной битвы в комментариях Сталик Ханкишиев.

В 2006 году «Иностранка» с «КоЛибри» объединяются с «Махаоном» в харперлишный бренд «Аттикус». Две команды с принципиально разными микросхемами и представлениями о прекрасном попадают во одну офисную банку. Конфликт неизбежен. Для пущего веселья в банку подливают керосину: к космической станции пристыковывают третий модуль — питерскую «Азбуку». Итог предсказуем, осенью 2008 года команда Горностаевой-Пархоменко покидает холдинг и с тех пор в АСТ делает Corpus. Потом из холдинга ушел воскрешать «Лениздат» легенда и сооснователь «Азбуки» Алексей Гордин.

Дальше в «Азбуке-Аттикус» был короткий период правления Ольги Морозовой. Про Ольгу Васильевну стоит написать отдельное эссе или пару восторженных слов тут. Она прям эталон независимого издателя — всего две книги в год, но обе гениальные. Именно Морозова в свое время открыла для русского рынка Набокова-литературоведа, именно она посеяла на наших скудных нивах семена Памука и Акройда. Ну вы уже догадались, что Морозова не долго продержалась на космической станции «Азбука-Аттикус».

Последние лет пять «Азбука-Аттикус» оставалась последним средняком на рынке, со вчерашнего дня четко разделенный на АСТМО и головастиков. «Азбука» была лягушкой, которая в крынке с молоком очень интенсивно била лапками, производя разнообразное масло — прозу, нон-фикшн, крутейшие комиксы. Но пришла цапля, которая теперь тащит лягушку к алтарю. Что будет с отличной командой? С начальственным Леонидом Шкуровичем, который сам выходец из Хмо? Всех азбучных тут не перечислишь, но я бы отдельно упомянул мага и белокнижника Сашу Гузмана и Олю Бушуеву, которая проделала огромный путь от девочки-на-пепелище до наикрутейшего пиар-директора.

Tags: издательства, хроника пикирующей книги
Subscribe

  • М/Ж

    Исследование, проведенное сервисом Facancy, показало, что женщины реже, чем мужчины, рассматривают и откликаются на топовые вакансии и чаще…

  • Эмансипэ и социалисты

    Я тут продолжаю изучать поляков (нет, это не для книжки, просто подвернулось под руку). И снова к уже обсуждавшейся теме совместной борьбы…

  • Многострадальные авторки

    Отец польского языкознания Бодуэн де Куртенэ в 1907 году утверждал, что язык не неприкосновенный идол, а «орудие и деятельность», а…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments

  • М/Ж

    Исследование, проведенное сервисом Facancy, показало, что женщины реже, чем мужчины, рассматривают и откликаются на топовые вакансии и чаще…

  • Эмансипэ и социалисты

    Я тут продолжаю изучать поляков (нет, это не для книжки, просто подвернулось под руку). И снова к уже обсуждавшейся теме совместной борьбы…

  • Многострадальные авторки

    Отец польского языкознания Бодуэн де Куртенэ в 1907 году утверждал, что язык не неприкосновенный идол, а «орудие и деятельность», а…