Надежда Попова (congregatio) wrote,
Надежда Попова
congregatio

Categories:

Курт Гессе и все-все-все, полная подборка, часть третья

Традиционное от grigvas

Часть первая
Часть вторая, часть вторая-2
==========================
366.
Очередная беседа поклонников «Конгрегации»:
– А почему Гессе не пишет стихи?
– Ударения ставит неправильно.
– Это как?
– Вот Пушкин написал: «Души прекрасные порывы». В исполнении Курта, это будет «ДУШИ прекрасные порывы»…

367.
Понять человека не трудно... Трудно понять его правильно...

368.
– Садизм в нашей службе есть высшее проявление гуманизма …
– К кому, Курт?!!
– Человечеству.

369.
Резолюция на приказе об отправке Курта в горный лагерь к Хауэру: Лучше замучить организм Гессе организованным спортом, чем он сам затравит его алкоголем!

370.
Я пока не кусаюсь и ядом не травлю, я – пока добрый, но все это – впереди, слово инквизитора.

371.
Гессе, инквизиторы – обычно угрюмые, малоразговорчивые люди, а вы – улыбаетесь и разговариваете, это серьезно настораживает.

372.
Гессе молодым курсантам:
И вот с милыми улыбками, с цветочками в руках, расточая комплименты встречным девушкам, инквизитор прибывает в город и начинает тщательно запланированный геноцид.

373.
Гессе молодым курсантам:
– После вашего вдумчивого посещения любого города – ратманам ад раем должен казаться.

374.
Собираются в Ульме ставить памятник великому Курту Гессе. Внешний вид – Гессе за кафедрой, вдохновенно проповедует, угрожая кому-то кулаком. Надо определяться, что на подножии памятника вырезать, на память потомкам. Долго спорили. Под конец гильдия мясников втихую дала взятку резчику и тот написал одно единственное слово:
– Свиньи!

375.
– Курт, за что ты все таки отправил Маргарет на костёр?
– Она сама попросила не сдерживать мои чувства к ней.

376.
Гессе в темнице обращается к заключенным малефикам:
- Всем, уставшим от моего скверного характера и постоянных допросов, желаю... ПЕРЕДОХНУТЬ! Ударение сами поставите!

377.
Всегда с недоумением относился к людям, которые желают мне исполнения моих желаний. Они же этого не переживут!

378.
Молодой инквизитор, только из Академии, едет к месту службы. Великого Курта Гессе попросили помочь добраться, присмотреть… Добрались. Молодой конгрегат осмотрел принимаемое хозяйство, оценил размеры горы доносов и степень запущенности местной морали… В итоге, выбирается из своей комнаты с вытаращенными глазами на свежий воздух и обескураженно произносит:
– Твою мать...
Курт Гессе (посасывая пиво из фляжки и обзирая окрестности на предмет превентивного обнаружения нечисти), умудренно отвечает:
– И это только начало!..

379.
Профессиональный рост – это когда ошибки совершаешь на более высоком уровне.

380.
Адельхайда у зеркала рассматривает новое платье. Неподалеку Курт сидит, читает.
– Курт, ты в кройке и шитье что-нибудь понимаешь?
– А то как же! Нужно кого-то покрыть или пришить?

381.
Родился у Курта сын (!). Повзрослел немного. Его спрашивают:
– Чем ты займешься, когда вырастешь?
– Продолжу дело своего отца.
– Будешь доставать начальство, нарушать правила и тоже когда-нибудь заявишь, что «все ведьмы Германии – твои»?!!

382.
Народная колдовская мудрость:
Если инквизитор сжёг вашего врага, то это не значит, что он ваш друг.

383.
Курт:
– Раньше я пил пиво, вламывался в чужие дома, ухлестывал за девушками, проводил время в кабаке «Кревинкель» без всякой причины... Но, с тех пор, как я работаю инквизитором, у меня появились веские на то причины!

384.
Адельхайда:
– Когда я хочу услышать что-то умное, то начинаю говорить.

385.
Академия. Сидят Курт и Франк на уроке и тихо общаются:
– Окно в подвал с продовольствием слишком узкое, крюк не просунешь, надо разбирать. Там немного до окороков не хватает… Мы выскребем раствор и сделаем ложный, так что со стороны все будет выглядеть нормально…
– А сыры?
– Еще дальше. Надо придумывать какое-то складное копьё, чтоб дотянуться…
– А жбан пива как тогда схватить?
– Надо доску с желобом, на желобе – веревка с петлей, продетой через согнутые гвозди, наклоняем и…
Преподаватель:
– Немедленно прекратите болтать! Курсант Гессе, заполните пропуск: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею […], – то я ничто».
Курт:
– Любви. Нам бы ваши проблемы, учитель...

386.
Каспар:
– Возьми себя в руки, Мельхиор!
– Вот еще! Стану я всякую гадость в руки брать.

387.
Перед тем, как Курт и Александер полезли в замок стригов.
Курт:
– Александер, есть надежда, что все получится?
Фон Вегерхоф:
– Надежда? Есть, а вот с шансами все не так радужно.

388.
Адельхайда:
– Нормальные мужики на улице не валяются. Они на ночных улицах стригов ищут!

389.
– Почему Гессе так странно отнёсся к Адельхайде в начале их знакомства?
– По той причине, почему мужчины не доверяют женщинам мужские дела: если испортит – еще ладно, а если сделает лучше?..

390.
Бруно ловит в Академии первого попавшегося под руку курсанта:
– Хочешь получить старшего инквизитора?
– Хочу!
– Тогда иди и забери Гессе из трактира.

391.
Друденхаус – самое доходное учреждение Кёльна. Люди готовы платить огромные деньги, чтобы НЕ ПОПАСТЬ туда...

392.
– Милый, наберись терпения, мы ведь идём в гости к моей тётушке! – сказала Адельхайда, заметив, что Курт налил себе пива.
«Точно, ещё и терпения!» – подумал Курт и набрался.

393.
– Адельхайда, как ты не испугалась? Стриги ведь могут превращаться в чудовищ?!
– Это может любая женщина.

394.
Гессе и молодые курсанты. Они его расспрашивают:
– Наверное, самое тяжелое – это борьба с малефиками, да?
– Да нет, это просто работа, главное – навыки.
– Тогда, наверное, самое тяжелое – это всякие отчёты?
– Нет, отчёты – это тоже ничего, если сильно не запускать.
– А что тогда самое тяжелое в работе инквизитора?
Курт на молодежь долго смотрит... смотрит... вздыхает...
– Вопросы. Самое тяжелое в работе инквизитора – это тупые вопросы и идиоты, которые их задают...

395.
– Вы Курт Гессе, известный инквизитор?
– Да, а что?
– Много слышал о Вас...
– Да, но доказать не сможете.

396.
Эпитафия на могиле:
Маргарет фон Шёнборн жила как положено. А положено у неё было на всё.

397.
– Это у тебя Знак? Зачем он тебе?
– Вам.
– Чего?
– К человеку со Знаком нужно обращаться на «вы».

398.
Академия. Курт Гессе, уже известный, великий, матерый… инквизитор на экзамене задает вопрос молодому курсанту:
– В одиночку гнездо стригов можно зачистить?
Курсант:
– Если вы прикажете, то – да!
– Садись, «отлично»!

399.
– Курт, переходи на темную сторону!
– Адельхайда, как ты можешь даже думать о таком?!
– Солнце не загораживай, умник! Читать мешаешь!

400.
Из мемуаров Гессе:
– Я рос очень неконфликтным ребенком. Вот убью агрессивного дурака – и никаких конфликтов.

401.
В лечебном отделении Академии:
– Майстер Бруно, как вы так умудрились брякнуться на землю и разбить себе лицо?! Руки вам на что?
– Да если б я упал на руки, то меня Курт за разбитое пиво вообще похоронил бы...

402.
Сфорца и отец Бенедикт.
– Гессе, герой Конгрегации, Молот Ведьм, совсем от рук отбился. Веселится, гуляет по женщинам, спит со всеми красивыми ведьмами. Недавно открыто завел роман с Адельхайдой фон Рихтхофен. Что будем делать?
Отец Бенедикт помолчал, походил по комнате, а потом заметил:
– Завидовать будем, Ваше Преосвященство, завидовать!

403.
Гессе в Ульме заканчивает свою разгромную проповедь, готовится сойти с кафедры. Из толпы раздается выкрик:
– Но что-то вам в Ульме понравилось хоть?!
Курт:
– Дети. У вас тут замечательные, милые дети. Но все, что сделано руками – никуда не годится.

404.
– Курт, ну о личной жизни своей хоть подумай! Тебе же уже за тридцать, у тебя нет семьи, возраст уже не маленький, обидно, неплохой человек, а все лучшие годы – коту под хвост.
– Да не волнуйся, Бруно.
– Что значит «не волнуйся»!? Кота-то жалко!

405.
– Мастер Гессе, давайте просто посидим молча? Здесь так тихо и спокойно, мне не хочется нарушать эту идиллию пошлыми, неизящными фразами. Что нам слова, если все тайны мироздания раскрываются в безмолвном понимании?..
– Милая ведьма, просто подпишите признание.


406.
Наставник учит жизни молодого Ленцу:
  – И заруби себе на носу – никогда не следует думать плохо о других людях!
   – Почему?
   – Да о них вообще не стоит думать...


407.
Неприятности подстерегают повсюду, но самые хитрые из них путешествуют вместе с тобой.


408.
Попали в плен к разбойникам Бруно, Александер и Курт. Бруно – сбежал. Александер – откупился. Курта – выгнали.


409.
Курт Гессе любил холодное оружие. Это было незаменимое средство для прикладывания к голове после пьянки.


410.
В лавке доктора Штайна комиссия ратманов сводит хозяина с ума:
– Вы изготавливаете яды и прочую отраву!
Франек Штайн:
– Нет.
– Я это по глазам вижу!
– Вот еще, стану я тратить на яды ценные ингредиенты!
– ЖАДНАЯ БОГЕМСКАЯ СВОЛОЧЬ!


411.
Курт на коленях у ног Аддельхайды:
– Любимая, выходи за меня замуж!
– Прости, Курт, но я всегда мечтала, что мне это скажет принц на белом коне!
– Одну минуту!
Курт куда-то сбегал, и перед ошарашенной Адельхайдой вскоре возникает принц Фридрих фон Люксембург на белом коне.
Принц:
– Графиня фон Рихтхофен, немедленно выходите замуж за Курта!


412.
Умение слушать — это большой плюс, а умение делать вид, что слушаешь, и в нужный момент вставить нужное слово — это виртуозность.


413.
– Давай, Курт. Твоя очередь. Твой ход. Какое ничтожное существо ты используешь? Чью жизнь оборвешь ради своей безумной мечты? Мечты победить меня… Такому не бывать. Ты безумец, Гессе! Чтобы ты ни делал, я все равно буду видеть все твои планы насквозь… Как сейчас. Я знаю, ты что-то затеял. Твои лукавые глаза пытаются скрыть истину, но только не от меня. Давай, покажи, чья жизнь тебе надоела. Покажи, кто стал слишком слаб и не может больше сражаться. Кого ты больше не можешь тянуть, кто помеха твоим светлым надеждам, кто…
– Александер, перестань! Можем мы хоть раз сыграть в шахматы без этих речей?


414.
Совесть, которую правильно воспитали, никогда не загрызет своего хозяина.


415.
– Согласно вашей жалобе, ратман Штюбинг, инквизитор Гессе сказал, что вы болван. Это правда?
– Чистая правда.
– Тогда на что вы жалуетесь?


416.
Очень часто решительный шаг вперёд является следствием хорошего пинка сзади.


417.
Адельхайда:
   – Я добрая.
   – Просто об этом никто не знает.
   – А кто знает - уже никогда и никому не расскажет.

418.
Из «Наставления моему вероятному преемнику на посту командира зондергруппы», за авторством Келлера:
Запомните, что разница между идеальным мужем и идеальным командиром зондергруппы огромна! Если идеальный муж – это тот, кто считает, что у него – идеальная жена, то идеальный командир зондегруппы всегда должен быть уверен, что в его отряде служат только самые ленивые, самые неисполнительные, самые безответственные и самые бестолковые бойцы, даже во сне мечтающие ему нагадить. И тогда служба у вас пойдет как по маслу…

419.
– Лотта, меня Курт бросил...
– Да ладно тебе, Адельхайда... У тебя еще сто таких Куртов будет!
– Ещё сто? О, Господи, за что?

420.
После ульмских приключений. Курт с Александером просвещают Адельхайду, как они ввалились в замок стригов её выручать. Она выслушала, приложила руку к лицу и задумчиво протянула:
– Пни…
Курт:
– Кого пнуть?!
Адельхайда:
– ВЫ ОБА С АЛЕКСАНДЕРОМ!!! ПНИ ПОЛНЫЕ!!!!!

421.
Хауэр:
– А вы – Келлер, желваки со щек убрали, и, не дыша, с наслаждением записывайте мои умные мысли, а в конце, когда я закончу, можете пискнуть – разрешите, герр инструктор, не одну тренировку запланировать – а четыре. И подберите этого слабака, что в заднем ряду в обморок упал. С ним я персонально займусь.

422.
Бруно выходит из аудитории, слышит разговор молодых курсантов:
– Мне никогда не стать вторым Молотом Ведьм!
– Ничего, Гессе тоже человек!
Бруно на весь коридор:
– Обоим сутки карцера, хлеб и воду на трое суток, коленями на горох на час! За что?! За поклёп на начальство!!!

423.
Подвал Друденхауса:
– Подследственный, не крутитесь, а то я вам и вторую ногу гвоздями прибью.

424.
Из мемуаров Гессе:
«Я настолько некоммуникабельный, что начиная разговор, уже представляю, как буду избавляться от трупа».

425.
После того, как кто-то насочинял столько анекдотов про Курта Гессе, инквизитора стали чаще спрашивать, не родственник ли он знаменитому разведчику...

426.
Обычный диалог Адельхайды и Курта в период расследования Ульмского дела:
– Ты заметил?
– Что заметил?
– Нет, ну ты заметил?
– Что заметил?
– Ты заметил?
– (в истерике) Да что заметил?
– Что я испытываю твое терпение.
– (спокойно) Нет, не заметил.
– Что не заметил?

427.
Нащупала как-то Конгрегация выход на Каспара. Поймали одного из его помощников и стали его пытать – сколько человек служит Каспару, как организованы, какие связи с ФЕМОЙ, Мельхиором, как крестьян толкают к бунтам, какие планы на будущее…   Малефик не говорит. Пытают его по методике Майнца – не срабатывает. Пытают его, пытают – молчит!
Отпустили его, так и не добившись ничего. Колдуна встречает Каспар и говорят:
– Ну что, живой?
– Скорее, менее, чем более… Но предупредите остальных, пусть учат матчасть, особенно всю нашу структуру, явки, связи – конгрегаты за незнание таких люлей отвешивают...

428.
– Пиво пить будешь? – спросил Курт.
– Есть повод? – сухо переспросил Бруно.
– Есть деньги.

429.
Адельхайда:
– Я не ревнива, у меня просто богатая фантазия и хорошее мышление.


430. 
Бальтазар никогда не играет в шахматы. Ему хватило того раза, как под действием его взгляда вражеские пешки подняли бунт и завалили своего короля.

431. 
Кабак Кревинкель. Молодые Бекер и Финк у стойки.
– Бекер, смотри какая чудесная бутылка вина!
– Финк, бери пиво!
– Посмотри, какая интересная medovuha из далекой Московии…
– Финк, бери пиво!
– Бекер, но почему же?!
– Бери пиво, говорю, пока Бюшель на других покупателей отвлекся! Бери и  мотаем отсюда!!.

432.
Курт, Бруно, Антонио и Александер хотели прыгать от радости, но на их плечах лежал тяжелый гроб с Каспаром.

433.
Маргарет говорит Курту:
– Милый, я очень тебя люблю, а ты?
– Я тоже очень люблю, милая, – ответил Курт.
«Не врет», отметили малефики, прослушав отсутствие ключевого слова – местоимения.

434. 
Подвал Друденхауса. Двое заключенных малефиков в соседних камерах скучают. Один из них вдруг икнул.
– Наверное, кто-то вспоминает меня.
Второй:
– Может, это палач в пыточной? Он ведь всегда думает о нас. И поигрывает своей раскаленной сковородкой… Сволочь Тефаль…

435.
Человек, что жидкость в кружке обстоятельств. Обстоятельства формируют его по своей воле, точно так же, как вино полностью занимает нутро кружки. И конец у человека точно такой же.

436.
Чаще всего прошлое врывается в настоящее как боль воспоминаний. Потому-то я и ношу постоянно перчатки. От обморожений спасает точно.

437.
Бруно с Куртом зимой в глуши. Бруно:
– А вот то, что можем встретить стаю оборотней, тебя не волнует?
– Лучше уж стаю оборотней, чем стаю людей, с оборотнями хоть договориться можно!

438.
Курт и Бруно тренируются на плацу, сверху на них смотрит Сфорца с улыбкой:
– Вот она, настоящая мужская дружба: пока друг друга не поубивают, не успокоятся!

439.
– Ааааа! – Курт проснулся от собственного дикого крика. Кошмар, самый настоящий кошмар… Будто он, в каком-то 1918 году под какой-то рекой Марна попал под внезапный огонь…
– Я никогда не видел так много убитых. Я никогда не видел таких ужасных картин. На том берегу какие-то американцы (да кто это такие?!) уничтожили в ближнем бою две наши роты целиком. Залегшие в пшенице, они подпустили наши подразделения на 30–50 метров, а затем уничтожили их огнем. «Американцы всех убивают!» — таков был крик, ужаса 15 июля...
– Ну и бред, – выслушал его Бруно. – Или морок. Пить меньше надо.
*** *** ***
– Значит вы, молодой человек, – психиатр поднес спичку к сигарете, – были инквизитором в каком? XIV веке, и сжигали колдунов и ведьм?
– Так точно, – довольно нервно ответил бывший адъютант 5-го германского гренадерского полка Курт Гессе. Он нервно погладил обожженные руки – ранение, полученное в тот проклятый день 15 июля 1918 года.
– У вас обычный случай «бегства от реальности», характерный для ветеранов. – Психиатра его случай, похоже, не заинтересовал. – Кровь, жестокость, война стали вам противны и ваше подсознание старается хотя бы во снах «укрыться» от этого, создавая сюрреалистические картины. Со временем все наладится. Совет от себя лично – напейтесь до пьяна. Это вас «разгрузит». А то смотрите на меня так, будто я малефик какой-нибудь, ха-ха…

440.
Не питай напрасных надежд, они предадут тебя.

441.
– Курт, тебе нравится моё новое платье? – уже в третий раз за вечер спросила Адельхайда. Тот не выдержал и сказал:
–  Давай снимем этот вопрос.

442.
Неизвестный малефик:
Мыслить нужно так, чтобы за вами не пришли.

443. 
Курт Гессе не любил проводить пытки, но отказываться было как-то неудобно…
Tags: так говорил Курт Гессе
Subscribe
promo congregatio march 17, 2020 09:00 221
Buy for 50 tokens
FAQ
По совету читателей и примеру некоторых авторов - решила соорудить такой вот постик с наиболее часто задаваемыми вопросами, дабы и ибо, так сказать. Повисит тут пока. В случае изменений (которые в ближайшее время вряд ли предвидятся) - буду вносить правки. А почему книги так странно изданы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments